?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Крестьянская община в России в пореформенный период
Обзор
newsmen_lj
О русской сельской общине написано колоссальное количество литературы. Большинство работ появилось во второй половине XIX в.
Еще в ходе осуществления реформ 60-х гг. XIX в. разные общественные силы оценивали их возможные последствия и определяли свое отношение к происходившему. Все общественные направления определяли тогда свое отношение к крестьянской реформе.
В результате разгорелся теоретический спор, имеющий в своей основе разные цели, одной из которых было выявить сущность крестьянской общины. определить ее грядущие судьбы. В этом споре участвовали историки, правоведы, этнографы, экономисты.
Достаточно назвать участников дискуссии, для того, чтобы понять ее широту и размах. Сельскую общину исследовали А.Г. Хомяков, К.С. Аксаков, А.И. Кошелев, А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский. Большой вклад в изучение общины внес К.Д. Кавелин.
В целом историческая наука к 1917 г. добилась значительных успехов в исследовании рассматриваемой проблемы. Делалась попытка проследить типы общий, их эволюцию, местную специфику. Много было сделано в изучение повседневной, хозяйственной н бытовой жизни общинного крестьянства.
В советской историографии проблема рассматривалась с позиций классового анализа. Советские историки полагали, что раздираемая идейно-политическими противоречиями буржуазная исследовательская мысль, методологически чуждая понимания внутренней закономерности исторического процесса не могла не завести изучение проблемы в тупик1. Взаимоотношения крестьянства и государства, крестьянства и помещиков рассматривались исключительно с позиции классовых интересов и отношения к собственности. Такой подход не может быть достаточным для ответа на все интересующие исследователя вопросы.
О сложности и противоречивости многих вопросов, касающихся общины и общественной собственности на землю, говорит тот факт, что до сих пор вопрос о земельной собственности обсуждается в высших эшелонах власти Российской Федерации.
В 90-е гг. XX в. появляются исследования, в которых авторы иначе, чем историки-марксисты рассматривают историю сельской общины в России. Речь идет, в частности, о работах Б.Н. Миронова Социальная история России2 и Л.В. Милова Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса3. Опираясь на эти труды, а так же на работу К. Д. Кавелина Наш умственный строй4 и некоторые источники5 автор данной статьи и сформулировал свои основные выводы.
По мнению зарубежного историка Ф. Тениса существуют две идеальные модели социальной организации: общность и общество. В общности господствуют социальные связи, основанные на соседстве и родстве, на привязанностях, душевной склонности и уважении. Эти связи поддерживаются главным образом бессознательно, по традиции. В обществе же - отношения, основанные на рациональном обмене услугами и вещами. Эти отношения поддерживаются сознательно. Взаимовыгодные отношения здесь могут существовать между людьми, разделенными религией, системой ценностей, между враждебными друг другу людьми, если эти взаимоотношения им выгодны.
Таким образом, считает Ф. Тенис, отношения в обществе имеют рациональную подоплеку, в общности - моральную.
Юридической основой отношений в общности служат обычай и традиция, а в обществе - писанный закон. Экономической основой отношений в общности являются ремесло и натуральное семейное хозяйство в земледелии, в обществе - торговля и промышленность.
Конечно общность и общество - это идеальные типы социальных отношений. практически не встречающиеся в чистом виде в жизни. Однако между этими двумя полюсами находится все многообразие реальных организаций.
Представляется, что община пореформенного времени - это пример эволюции от общности к обществу.
Известно, что сельская община решала, с одной стороны, насущные вопросы жизни своих членов, с другой - государственные задачи под общим руководством государственной администрации. Такой функциональный дуализм предопределил и структурный дуализм, то есть существование официальной и неофициальной структур в общине.
Официальная структура - это ее формальная организация, иерархия должностных лиц, официальные нормы поведения, система санкций, утвержденных государством. Главная задана официальной структуры - обеспечение выполнения общиной тех функций, которые удовлетворяли потребности коронной администрации.
Неофициальная структура - это неформальная организация, лидеры, нормы поведения и санкции, возникшие неофициальным путем и поддерживаемые обычаем и традицией предназначались для реализации групповых интересов крестьян.
Реформы 1860-х гг. внесли в жизнь усиление законности. Значение формальной структуры резко повысилось, а неформальной - понизилось. Община превращается в административную ячейку государственного управления. Община из института обычного права все более превращалась в институт вотчинного и государственного права
В источниках можно встретить противоречивые утверждения, относительно процессов, происходивших в общине в пореформенный период. В XIX в. известный меценат Тенишев составил анкету о быте Великорусских крестьян, создал этнографическое бюро, куда поступили в 1873 г. ответы на его анкету из 23 губерний. Здесь встречаются совершенно противоположные точки зрения. Из Владимирской губернии одни корреспонденты сообщают, что сходы происходят часто, крестьяне на сходы собираются охотно, чиновников не боятся, общественное мнение очень сильное. Другие же говорят, что сходы редкие, начальство крестьяне не любят, нравы испортились. Такое положение дел определялось, очевидно, тем, что крестьянский быт находился в состоянии серьезной пертурбации, переосмыслении и ломки старых ценностей.
Рост малоземелья заставлял крестьян искать заработки на стороне. К 1900 г. 6,6 миллионов крестьян занимались неземледельческими промыслами по месту жительства, а 3,8 миллионов человек - отхожими промыслами. Это в 4,7 раза больше чем в 1857-1859 гг.
Втягивание крестьян в рыночные отношения приводило к трансформации социальной структуры деревни. Появляются богатые крестьяне, которые менее склонны считаться с общими традициями, стал развиваться индивидуализм. Каждое новое поколение все менее слушало стариков.
Правительство видело эти процессы и взяло курс на разложение общины и создание крепкого индивидуального крестьянского хозяйства Однако в результате реформ П.А. Столыпина из общины вышло лишь 3,1 миллионов дворов (из 10,9 млн.), что составляло приблизительно 28%. К тому же выходцы из общины являлись представителями крайних страт крестьянства. Почему же так произошло?
Дело в том, что рабочий сезон в Восточной Европе очень короткий (с начала мая по конец сентября), а сумма накопленных температур очень низкая. Объем совокупного прибавочного продукта в Восточной Европе значительно меньше, а условия его добывания хуже, чем на Западе. Это и определило выдающуюся роль государства в истории нашего социума как традиционного создателя и гаранта всеобщих условий производства и столь продолжительное существование общины. Управленческая роль общины усиливала ее как фактор господства общинных традиций в землепользовании. Это тормозило развитие частнособственнических тенденций. В крестьянской психологии во все времена идея принадлежности земли Богу, а стало быть, обществу в целом, была ведущей, основной идеей. Это объясняет медлительность и болезненность процесса развития частнособственнических отношений, процесса трансформации и разложения общины. Ведь за короткий срок невозможно было перечеркнуть тысячелетний опыт общинной жизни.
В заключении можно сделать следующие выводы:
Община пореформенного периода представляет собой явление перехода от общности к обществу.
Частнособственнические тенденции уже получили развитие в деревне, но этот процесс был очень медленным и болезненным.
Развивающемуся частному крестьянскому хозяйству была совершенно необходима помощь государства, роль которого в регулировании всех общественных процессов в стране была традиционно высока.

М.О. Шепель

______________________________________________
1 Александров В.А. Сельская община в России XVII-нач. XIX вв. М., 1983. С. 6.
2 Миронов Б.Н. Социальная история России. М-, 1998 г.
3 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998 г.
4 Кавелин К.Д. Наш умственный строй. М., 1986.
5Гакстгаузен А. Исследования внутренних отношений народной жизни в особенности сельских учреждений России. М., 1879. Т. 1.

http://rusobschina.ru/krestyanskaya_obschina_v_rossii_v_poreformennyi_period


Обновление на сайте Русская община ;