?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Статья 1. Проблема глазами государствоведа. Часть 3
Обзор
newsmen_lj
С введением и распространением христианства на Руси сама собой установилась религиозная однородность древнерусских общин. Они становились в полном смысле христианскими, не утрачивая организационных основ, приобретенных в далекие языческие времена. Система внутрицерковного управления со времен Владимира и Ярослава Мудрого целенаправленно выстраивалась с учетом действующих структур земского самоуправления и территориального разделения Русской земли на общины, что в общем соответствовало византийской традиции, согласно которой «распределение церковных приходов да последует гражданскому и земскому порядку». Благодаря этому, мы думаем, православная Церковь сравнительно легко и быстро, в то же время надежно и глубоко, вошла в древнерусскую жизнь и культуру восточнославянских народов. С самого начала низовые звенья церковной организации — церковные приходы учреждались не в отдельных населенных пунктах, которые были для них то слишком большими, то слишком маленькими, но в общинах. Позднее это стало непреложным правилом; надолго, вплоть до ХХ века, совершенно совпали две социальные первичные ячейки — светская и церковная, община и приход. С этого времени община приобрела сакральный смысл, получила новое святилище, куда более величественное, чем капище языческое, — храм или церковь, возведенные на возвышенном, самом видном месте. Отныне церковь — культовый центр общины; в ней совершаются богослужения, а вблизи нее происходят сходки, решаются жизненные вопросы, осуществляется судопроизводство. На Севере слова «общинный мир» и «приход» воспринимались как синонимы. Наложение прихода на общину оказалось удачным во многих отношениях. Исторически понятие церковного прихода в каноническом праве развивалось из определений первохристианской общины, то есть приход изначально означает «общину христиан». Поэтому между светской и церковной общиной не могло быть сущностной несовместимости.
В системе церковного управления приход всегда рассматривался как низовое самостоятельное, самоуправляющееся звено; приходской священник на своем месте обладает «всей полнотой пастырской власти», не может быть произвольно смещен епископом и т.д. Согласно древней христианской традиции, миряне-общинники принимали активное участие в поставлении приходского священника, иногда выбирали его, а епископу оставалось только санкционировать их выбор. Именно такие «демократические» формы взаимоотношений Церкви и общины возобладали в Древней Руси; «в Русской Церкви, как и в христианскую древность, миряне оказывали значительно большее влияние на поставление приходских священников, чем в Византии»5. Архиереи, как правило, доверяли мнению прихожан, которое учитывалось не только при поставлении священника, но и формировании всего церковного причта. Со временем приход и община образовали нечто единое и целое с тенденцией к упрочению данного союза. Мирской сход — орган общинного «народоправия» — был вместе с тем и органом церковного прихода. Стирались различия между приходскими и общинными делами, Церковь, осуществляя контроль за семейно-брачными отношениями в общине, мягко и тактично исправляла соответствующие народные обычаи в той лишь части, которая грубо противоречила христианской догматике. Она рано взяла в свои руки дело призрения бедных, помощи пострадавшим от неурожаев и пожара. Приход в трудные времена мог получать от епархии материальные средства в качестве вспомоществования для общины. На более поздних этапах появились другие общие заботы: церковно-приходские школы, фельдшерские пункты, больницы и т.д. Что касается устройства и ремонта церквей, возведения часовен, содержания кладбищ, то эти дела являлись одновременно приходскими и общинными.
Ни одна общинная акция не обходилась без активного участия священника и причта; «приходской клир участвовал в мирских выборах земельных старост, старшин или судей, и священники, с ведома и разрешения высших властей, участвовали в самом суде, в качестве членов, при разборе разных судебных дел своих прихожан, дьячок носил обязанности сельского секретаря и нотариуса»6. Сращивание прихода и общины привело к появлению в административных кругах своего рода формулы «один приход — одна община». Казалось неестественным и неудобным положение, когда в одной общине есть два прихода или один приход объединяет ряд общин. Отчасти из-за этого всякие административные перестройки, касающиеся общины, были крайне затруднительными, требовали единогласия церковных и светских властей, ставили чиновников перед головоломками, связанными с нарушением привычных схем церковного и государственного управления. Известный историк права С.В. Юшков, написавший в свое время интересный труд по истории приходской жизни северных крестьян, отмечал: «Приходской строй мирской церкви, с его автономией, был для мирских людей идеален. И мало-помалу стал развиваться взгляд, что приходская автономия есть часть земского самоуправления... Этот взгляд был логичен и вытекал из инстинктивного представления о мире как публичном правовом союзе, направленном на удовлетворение всех потребностей, в том числе и религиозных, и отступление от этого принципа было невозможным для северных мирских людей по своей инициативе: отделение религиозной общины от мира могло произойти только под воздействием церковной и государственной власти»7. Во многих отношениях церковная власть над общиной представлялась крестьянину более близкой и душевной, чем ненасытное государство с его бесконечными фискальными требованиями и разорительными притязаниями вроде рекрутских наборов, круговой поруки по уголовным и гражданским делам.
Сельские священники и причт явились частью церковного клира, наиболее близкой к крестьянству, испытавшей вместе с ним все радости и невзгоды общинной жизни. По быту своему, характеру занятий и житейских забот, связи с землей, по уровню сознания и восприятия мира сельские служители религиозного культа мало чем отличались от основной массы крестьян-общинников. Духовным образованием сельские священники не отличались, а подготовка, которую они получали в семинариях, ограничивалась практическим богослужением и не давала глубоких богословских знаний. Несмотря на искреннюю религиозность русского крестьянства, высокую степень богопочитания, деревенский поп не всегда вызывал у крестьян безусловное уважение по разным причинам, может быть, и потому, что слишком мала на деле оказывалась духовная дистанция, отделяющая пастыря от «пасомого им стада».
С появлением помещичьего землевладения и укреплением крепостного права положение сельского духовенства вообще резко ухудшилось; автономия церковного прихода, освященная древней христианской традицией, превратилась в фикцию. Помещик, которому дана была огромная власть над крестьянами, считал себя хозяином и в общине, а на священников смотрел как на своих «холопов в рясе». Те, в свою очередь, понимая меру зависимости от господина, вели себя раболепно по отношению к нему, унижались в ущерб своему священному сану и человеческому достоинству. В дальнейшем мы расскажем о том, как община пережила крепостное право, но одним из тяжелых последствий этого периода, безусловно, явилось ослабление общины как сакрального единства. Но это уже проблемы других, более поздних эпох; в древнерусской общине их еще не было.
1 Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I (I–VI вв.). М., 1994. С. 183.
2 Там же. С. 219.
3 Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально- экономической истории. Л., 1974. С. 22; Фроянов И.Я. Киевская Русь. Главные черты социально-экономического строя. СПб., 1999. С. 26, 31.
4 Кавелин К.Д. Наш умственный строй. М., 1989. С. 95–96, 101–103.
5 Цыпин В.А. Церковное право. М., 1994. С. 304.
6 Папков А.А. Вера и Церковь. М., 1909. С. 410.
7 Юшков С.В. Очерки по истории приходской жизни на Севере России. XV–XVII вв. СПб., 1913. С. 110.

http://rusobschina.ru/problemi_glazami_gosudarstvoveda_3


Обновление на сайте Русская община ;

promo newsmen_lj may 15, 2013 06:29 1
Buy for 10 tokens
Место для промо для всех желающих. Posted via LiveJournal app for iPad.

  • 1
я в татарии живу у меня все нормально.

  • 1