?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Монахи-беженцы митрополиту Амфилохию: “Коль своё так ощущаешь, что с чужим ты учинил бы?”
Сербия
newsmen_lj


Этот ответ монахов-беженцев из епархии Рашско-Призренской её администратору митрополиту Амфилохию на его письмо, опубликованное на официальном сайте Епархии, изначально был направлен в редакцию епархиального сайта с просьбой о публикации. Так как просьба не исполнена, он разослан для открытой публикации в СМИ.


Ответ монахов-беженцев из епархии Рашско--Призренской и Косовско-Метохийской Его Высокопреосвященству митрополиту Амфилохию

На официальном сайте епархии Рашско-Призренской и Косовско-Метохийской вечером 24 августа появилось заявление митрополита Амфилохия o ''беглых'' монахах, то есть беженцах из епархии Рашско-Призренской, и ещё обо всём и всяком. Хотя по стилю этого заявления, как и усиленного, исправленного и местами неправильного черногорского говора, так и упоминания кое-где личности самого митрополита в 3-м лице, довольно ясно следует, что оно написано не самим митрополитом, но, очевидно, дело рук другого автора (смеем предположить, «всесильного» протосинкелла Саввы из монастыря Высокие Дечаны, вседержителя епархиальной информативной службы), подпись Высокопреосвященного митрополита Амфилохия всё же стоит в конце этого текста. Поэтому мы считаем необходимым ответить подписавшему его, поскольку оно обращено к нам.

“Коль своё так ощущаешь, что с чужим ты учинил бы?”
(П. П. Негош. Горный венец)

Ваше Высокопреосвященство,
Не можем сказать, что нас удивили и показались странными мнения, высказанные Вами в последнем тексте, опубликованном на официальном сайте епархии, которой в настоящее время администрируете. Однако, мы всё же надеялись без помех и нападок встретить хотя бы конец этого Богородичного поста и отпразновать хоть сколько-нибудь мирно (хотя и с запретом священнослужения и епитимьями, которые Вы на нас наложили, а мы приняли и выдерживаем). Но, судя по тому, как и Святая Четыредесятница и Петропавловский пост были нарушены всем нам известными событиями (как будто выдерживается определённый ритм, чтобы для каждого поста оставалось своё «лакомство»), и это «Ваше» писание не должно быть для нас слишком неожиданным.

Ваш и наш духовный отец Преподобный Иустин Челийский, критикуя поспешное административное "урегулирование" американского раскола (извержением из сана еп. Дионисия) тогдашними епископами Сербской Православной Церкви, писал: "Во всех этих и многих других предыдущих и последующих случаях, которые мы сейчас не будем приводить, Святые Отцы богомудро и человеколюбиво поступали с истинным миролюбием, руководствуясь одной целью: сохранить единство Церкви в вере, мире и любви ради спасения доверенных им людей и народа".

Нас не удивляет, что в очередной раз Вы оставили без внимания завет сего Святого Старца и вместо миролюбия бьёте по нам Вашей черногорской проповеднической булавой, ведь мы уже привыкли к инквизиторской и деспотической риторике во имя Вашей "любви". Часто в Ваших объяснениях вокруг да около подоплёки нашего исхода из епархии, можно услышать, что "от святителя Саввы до сего дня" не было монахов, подобно нам, "разрушающих" церковный порядок. Слава Богу, что наш народ, особенно его воцерковлённая часть, не отуплён и не оглуплён так, как Вы его Вашей риторикой и обращением представляете, и ясно видит, что наше недовольство, если и существует, то только против безпорядка в Церкви, которого Вы с горсткой единодушных Вам епископов "спасителей" СПЦ от нас, монахов, упорно добиваетесь на протяжении многих лет, а особенно с 13 февраля этого года (1) .

Вы также, противно заветному преданию и духу свято-иустиновскому, являетесь одним из первых наших архиереев, посетивших "его святейшество" римского папу, как часто называете его Вы и другие, доднесь не виданные в нашей Церкви, епископы, принимающие от него латинские епископские (бискупские) кресты и перстни, как правые и ''истинные'' vescovi serbi - так вас назвал Иоанн Павел II, т.е. «епископы сербов» (но, кажется, больше в смысле тех марчанских и барских (2) , чем свято-саввских и свято-лазаревских), тем самым открывая новую эру в истории нашей Поместной Церкви.

В эту новую эпоху, в «новой реальности», вы, наши знаменитые архиереи, среди коих Вы лично в первых рядах, из года в год (противно преданию каждого Святого Отца в отдельности и всех вместе, вплоть до приснопоминаемого Аввы Иустина, недвусмысленно осуждающих экуменизм не только как ересь, но как все-ересь) именно своим экуменизмом и его исчадием литургическим реформаторством, оскверняете и раздираете свято-саввский хитон нашей Поместной Церкви. Но тщетны силлогизмы вашей софистической риторики, всегда именующей чёрное белым, которое таковым от этого не становится, как и богословско-фразеологическая логистика епископа на покое, но отнюдь не успокоенного, Афанасия. Всем ясно, что после такого крестового похода на епархию Рашско-Призренскую, епископа Артемия и его монахов Вам меньше всего есть дело до единства Церкви.

«Рас-сербливание» управляемой Вами митрополии, кокетничанье по дечанскому образцу на Косове со всеми и каждым (оттуда-то и разговоры П. Фейта (3) о реформировании и смягчении позиции СПЦ на Косове и по Косову) и Ваша всемерная поддержка дечанским разрушителям Епархии (Вы годами наставляли их, как не оказывать правящему архиерею послушания, которого теперь от нас так страстно желаете) показывают, что программа, которую Вы выполняете в нашей Церкви, совершенно чужда Её евангельскому и богочеловеческому, свято-саввскому и мученическому духу. Эта программа не имеет никакого отношения ни к Церкви, ни к миру в Ней, как это сразу становится очевидным, где бы Вы не появились.

В целях достижения этого Вашего личного видения и западнической программы в нашей Церкви Вы с горсткой епископов, членов этой Вашей партии (отсюда заговоры и группировки, а не в нас, где Вы их так триумфально обнаружили), создали своего рода монополию на Церковь и все Её институты, тем самым ставя под угрозу самоё природу Церкви и Её соборность. Общеизвестно, что вы лично председатель всех теперешних, а, вероятно, и будущих синодальных и соборных комиссий по всем вопросам и проблемам. Потому-то в нашей Церкви ничего по сути не решается годами, как, например, проблема литургическо-обновленческого раскола, который вы создали и которым Церковь сами разделили.

То, что вы сейчас делаете, есть чистка тех, кто для этой Вашей политической и деспотической программы не подходит. Конечно, первый – епископ Артемий и его монашество, непримиримые к ереси экуменизма, которую Вы «оправославливаете», как и к реформаторской игре Божественной Литургией и археологически вивисекторскому разыгрыванию Церкви первых веков. И это даже несмотря на то, что Вам хорошо известно мнение преподобного отца Иустина (Поповича) и всех святых до и после него, единогласно свидетельствующих, что именно эта Церковь, в которой мы все именно сейчас находимся, есть благодатное богочеловеческое сообщество с Христом во главе, утверждённое Его боготкровенной, апостольско-святоотеческой истиной и учением от Святой Пятидесятницы доднесь. И здесь нет необходимости в Ваших дополнениях, исправлениях, изменениях и ретушировании всего в нём, особенно Божественной Литургии.

В сегодняшних внутрицерковных событиях всего лишь вышел на поверхность именно этот раскол, созданный Вашими руками, безпощадно исписывающими ядовитые и яростные строки против всех Вам не единомысленных, и в особенности, против нас. Потому Вы так долго и занимались епархией Рашско-Призренской, что от нас, простых монахов, безпризорников, разбойников и арестантов, как Вы нас не обинуясь характеризуете, услышали эту горькую истину, которую никто из тех, кто Вам от Москвы до Цетинья «на всякий час и на всякое время» кланялись, не смел сообщить.

Не обманывайте ни нас, ни себя, Ваше Высокопреосвященство: направленное нам Ваше письмо – вовсе не призыв монахам вернуться. Мы уверены, что Вы до ужаса сознательно всеми Вашими и синодальными действиями, с 13 февраля сего года до сих пор, сделали всё, чтобы мы покинули Eпархию, а Вы бы тем получили повод за раскол, который Вы создаёте сами нарушением литургического и канонического порядка в Церкви, обвинить нас и Владыку Артемия. Так что это Ваше письмо только предуведомление о новом линче, а, вероятно, и извержении из сана, которое ему готовится на следующем Соборе. И пока нас обвиняете, что мы вешаемся ему на шею как камень жерновный, ухудшая его положение (что Вы говорили всем и каждому, кто осмелился хоть словом или делом защитить и отстоять истину о епископе Артемии), Вы сами с каким-нибудь братом и «братом» (4) его без устали объясняете глубины Вашей неимоверной и невыразимой любви к нему. Не знаем больше, как ещё можно проявить такую любовь, вдобавок к тому, что ему до сего дня братски учинили, единственно разве, может, привести его в центр Белграда и там публично сжечь, чтобы нас и всё сербское общество уверить, как по-братски жарко его любите?!

К сожалению, таковым «пастырским» духом веет от Вашего послания; Ваша якобы забота о единстве Церкви слишком неискренна, так же, как и все последние сообщения на официальном сайте Eпархии, в которых все вместе в Рашско-Призренской епархии «ужасаетесь» непониманию международного сообщества вопроса защиты монастырей косовскими полицейскими силами, которым из, отныне Вашей, дечанской поросли духовной епископ Феодосий, уже годами Вами инструктируемый, передаёт наши святыни для «охраны» шиптарской полицией.
Для нас, однако, не тайна, как Вас в тех же Высоких Дечанах открыто и скрытно критиковали, и из-за Ватикана, и из-за Милошевича; так что та же братия в своё время отказывалась брать у Вас благословение. А теперь Вы с ними заодно ради неких «высших целей», которые, к сожалению остающегося на Косове и в Метохии народа и его ужасу, осуществляются. Эти высшие цели не откровение для нас, и народу нашему вскоре будут ещё очевиднее, когда из названий и в нашей Епархии удалите все определения «сербский/сербская», как Вы и Ваши уже сделали в Черногории. Так, угождая всякой власти до сего дня, даже и фиктивной Косовской республике, очень скоро вместо Сербской будете продвигать некую новую «Косовскую церковь».
По этой причине откровенно Вам сообщаем: лучше будем кормить Милоевых (5) или чьих угодно свиней, как говорится в ещё одном Вашем «доброжелательном» письме, чем питать Ваше самоуверенное властолюбие и абсолютистский деспотизм, оставаясь в Eпархии, которую Вы уводите прочь со свято-саввского пути, заводя её и за Голеш-гору (6) и за Дурмитор (7) . Поэтому мы считаем, что в начале такой безпутицы с Вами вместе находятся все чада Владыки Артемия, оставшиеся в Eпархии. Кто здесь гуси, и с какой стороны туман (8) , который Вы упоминаете в Вашем вдохновенном сочинении, из этого ясно.

Однако, как бы там ни было, не унижайте нас своей новой теорией, как десятки монахов и монахинь подзуживает четвёрка наших собратьев. Ясно, что вы изыскиваете вину для первых жертв Вашей духовной экзекуции над нами, как Вы уже в обеих возглавляемых Вами епархиях полугласно объявляли. Поставили для начала на прицел их, а после и нас остальных в списке для извержения из сана, что Вы, вероятно, представите общественности как проявление вашей доброты и снисхождения к нам.

Всякая благочестивая душа из нашей всегда монахолюбивой свято-саввской паствы, если хоть немного подробнее проанализирует Ваше письмо, поймёт, что Вы необоснованно представляте себя в качестве безспорного духовного и монашеского авторитета и специалиста по диагностике прелести, в то время как сами барахтаетесь на мелководье в священном море аскетического православного предания. Прежде всего, нам непонятна Ваша ссылка на Отечник, с учётом того, что Вы являетесь одним из ведущих пропагандистов реформаторской евхаристической теологии, которая в своей монахофобии с презрением взирает на всё монашеское наследие нашей Церкви, особенно литературное. Если и пренебречь этой непоследовательностью, всегда во всём Вам свойственной, столкнёшься с оной во всех последующих строках Вашего послания.
Поскольку это наше письмо было бы слишком длинным, когда б мы привели все Ваши противоречия и несоответствия, упомянем лишь наиболее существенные моменты, отражающие тот факт, что в монашеской духовности Ваш опыт остался поверхностным. В начале послания Вы настаиваете на «твердыне места»; только нам неясно, в каком это монастыре Вы пребывали дольше года, чтобы приобрести такой опыт? К сожалению, выражение «твердыня места» неизвестно и не существует в монашеских уставах византийского и восточно-православного монашества. Это Ваше выражение, на самом деле, всего лишь перевод латинского stabilitas loci - четвёртого обета, даваемого членами римско-католических монашеских орденов. Неудивительна эта Ваша оговорка, если принять во внимание, что в еретических богословских школах Вы обучались столько же, сколько в православных.
Вы пренебрегаете и забываете, к сожалению, гораздо более глубокую и значимую традицию Святой Горы: найти старца и оставаться у него в послушании вплоть до его смерти, чтоб наследовать благословение. Без этого благословения и нет монашества, и эта древняя святогорская практика отражает надёжную передачу живого монашеского предания с первых веков до сих пор. Восстановитель современного афонского монашества, блаженной памяти старец Иосиф Спилеот, в сохранении этой традиции шёл так далеко, что даже посещение другого духовника ради наставления считал предательством и духовным прелюбодеянием в отношении собственного духовника и старца.
Конечно, для большей части нашего современного монашества, амбициозного и склонного к карьеризму, такое предание совершенно чуждо, ибо обуздывает своеволие и карьеризм, с помощью которых сегодня многие из них, монашески не образованные и незрелые, домогаются епископских чинов и своей дерзостью разоряют наши монастыри. Вот почему наш уход из епархии Рашско-Призренской и Косовско-Метохийской ради верности Христу и старцу, который нас к Нему приводит, для многих из них безрассудное безумие. По этой причине нам и не так уж непонятен парадокс вашего «душепопечительства», когда в виду сотен праздных монастырей по Сербской Православной Церкви, вопиющих по монахам, Вы бюрократически мелкотравчато и мстительно упорствуете относительно отпускных грамот, угрожая извержением из сана шести десяткам монахов и монахинь.
Здесь, конечно, дело гораздо глубже верности святыням и монастырям, к которой Вы театрально взываете. Мы знаем, и Вы знаете, что этим лишь пускаете пыль в глаза нашего народа, чтобы скрыть свои истинные намерения. Ваше теоретизирование о хранении места (а не души), где удостоен пострига, подкрепляете и поучениями из Отечникa, однако и тут упускаете гораздо более существенное предание, которое те простые монахи, гонимые по пустыням лишь демонами, а не и архиереями, как мы теперь, упорно сохраняли. Помните ли рассказ об авве Агафоне, кого некий брат осуждал за разные грехи, с чем старец, хотя и невиновный, соглашался, пока, наконец, тот брат неосмотрительно не сказал, что он еретик, и тут старец вскочил и закричал: «Нет, я не еретик». Он объяснил братии, что все другие грехи могут быть раскаяны и прощены, но грех ереси отлучает от Христа. Упоминаем об этом не в контексте современной ереси экуменизма, к которой Вы благоволите, но напоминаем, что в качестве основной причины для отказа в отпускных грамотах Вы привели то, что мы «страдаем» сектантским духом.

Наученные примером из Отечникa, на который Вы ссылаетесь, мы приносим Вам свято-отеческое предание, по которому молчание в ответ на обвинение в сектантстве есть грех, требующий самой решительной реакции. Всякое оправдание, из-за которого кто-нибудь бы промолчал Вам в ответ на это, было бы лишь плодом ложного смирения и настоящей прелести. Потому согласитесь, что наше пребывание под жезлом считающего нас сектантами епископа, было бы предательством не только нашего старца (известным гонителем которого вы являетесь), но и Самого Христа. В конце своего письма Вы ссылаетесь как знаток на святого Иоанна Златоуста, пренебрегая при этом, что он подвергался преследованиям за выступления против конфискации земли вдовицы и несправедливости, которую царица Евдоксия этим ей учинила. Согласно Вашей и Ваших духовных поклонников логике, его противостояние и страдания из-за этого были безсмысленны. Будучи против таковой Вашей анти-христианской логики, мы спрашиваем Вас: коль скоро Златоуст решительно встал на защиту вдовы, у которой неправедно отобрали землю, то не тем ли более мы, монахи, должны поспешить вступиться – хотя бы своим уходом из епархиальных монастырей – за своего старца и епископа Артемия, несправедливо лишённого целой епархии?

Оставшиеся же монахи, плачутся Вам из-за своей отягощённой совести, потому что, несмотря на все усилия, никто из них не может найти хоть сколько-нибудь разумного повода и оправдания для того, чтобы Владыка Артемий заслужил их молчание, пока Вы и Ваши и дальше его распинаете и оплёвываете. Из-за их последовательности, когда с точностью исполняют все акты синода, они вынуждены повиноваться и решению, что Владыка Артемий не может их исповедовать. Ведь нарушением этого акта по отношению к ним, Владыка согласился бы на Вашу непастырскую и некорректную игру по поводу запрещения исповедования, в которую Вы играете по принципу: «вот оно есть – вот его нет», что и нам подтверждаете словами: «Я здесь Акт!»
За тем же святителем Иоанном Златоустом отправились и его духовные чада; только для епископов он не допускал неповиновения церковной власти, зная, что это ведёт к расколу. Чада сопровождали его на всех путях и перепутьях, где он был гоним. То же самое, Ваше Высокопреосвященство, случилось и со святителем Василием Великим, ещё иеромонахом бежавшим в пустыню после столкновения со своим епископом, и вслед за ним пошли и его монахи. У нас есть и пример Святого Владыки Николая (9), которого после перемещения из Охрида в Жичу сопровождало его монашество, всё сестричество монастыря Калиште, о. Каллист и известный о. Иаков (Арсович), тогда ещё послушник. В качестве примера укажем и на Вас, когда из Банатской епархии за Вами ушло более половины сестричества монастыря Месич, – их пятнадцать и теперь помнят месичские сёстры, хотя Вы это и игнорируете. Никто из них не столкнулся с тем, с чем сталкиваемся мы при Вашем управлении Епархией, в том числе и многие сёстры из монастыря Челие, приведшие единственной причиной для получения отпускной грамоты «недостаток духовности в монастыре». Вы и сами приняли у себя одну группу; и по-человечески должны бы признать, что наши причины, о которых мы писали выше, гораздо серьёзнее, чем у тех.

Ставим Вам вопрос: кто из них на основании ухода вообще был предан суду, а тем более, извержен? Возможно ли, чтобы тогда порядок в Церкви был настолько неутверждённым, что никто из них не третировался так, как сегодня мы Вами? Эти жгучие вопросы настоятельно требуют ответа. Все боголюбивые сердца нашей свято-саввской Церкви напряжённо следят за несчастьем, обрушившимся на Рашско-Призренскую епархию, Владыку Артемия и на нас, его монашество, со страхом и молитвенным плачем ожидая ответов на эти вопросы. Самое болезненное в всём этом то, что, по нашему глубокому убеждению, эти ответы знаете и Вы, и все, кто поддерживает кампанию против епископа Артемия и его монашества. Но когда бы вы вымолвили этот ответ пред Богом и перед людьми, перед небом и землёй, Вы были бы обязаны обезправленного и униженного Вами Владыку Артемия вернуть на престол его теперь вдовствующей Епархии и тем самым восстановить мир в нашей Церкви. Всё, что бы ни говорилось и ни делалось вразрез с таким и таковым решением, будет лишь продолжением этой агонии и драмы с трагической развязкой в нашей Церкви, в которой Вы как главный актёр будете самым безславным героем.

Мы, христиане, должны сегодняшний день и историю, в которой существуем, вплетать в вечность Богочеловеческого Царства. Та наша сербская история, которая не станет частью этой христоносной вечности, будет носить Ваше имя, коль скоро не исправите все ошибки прошлого и суетливые жесты в отношении Рашско-Призренской епархии, Владыки Артемия и нас, его монашества. Тогда и только тогда услышим Ваш голос, зовущий нас назад в Епархию, а до того он для нас будет оставаться незнакомым голосом, что призывает не в монастыри, но в лабиринты чьих-то амбиций.



1- Дата устранения Синодом СПЦ епископа Артемия от управления епархией Рашско-Призренской и Косовско-Метохийской.
2 -т.е. католических бискупов Марчи и Бара
3 -Питер Фейт – спецпредставитель Евросоюза на Косове и в Метохии.
4 -Намёк на Бачского епископа Иринея (Буловича), назвавшего Владыку Артемия не братом, а «братом».
5 -Г-н Милое Стеванович оказал гостеприимство чернореченской братии, отдав им в безплатное пользование дом с участком, сельскохозяйственными машинами, инструментами и т.п.
6 -Срб. поговорка «заводити за Голеш-планину» соответствует примерно «уводить в дебри».
7 -Высочайшие горы в Черногории, недалеко от родины митр. Амфилохия.
8 -Срб. «као гуске у маглу» соотв. наобум, очертя голову, необдуманно.

СРПСКА

promo newsmen_lj may 15, 2013 06:29 1
Buy for 10 tokens
Место для промо для всех желающих. Posted via LiveJournal app for iPad.