?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Имаму потребуется имамат
Обзор
newsmen_lj
Введение нового наименования должности руководителя Чеченской Республики может привести к малопредсказуемым политическим последствиям

Совместное заявление лидеров северокавказских республик о готовности отказаться от своих президентских должностей наполнило оптимизмом значительную часть патриотического экспертного сообщества. Кажется, дождались. Один из символов сепаратизма – институт региональных президентов – уходит в историю, и в России останется только федеральный институт президентства. Символично, что эта инициатива совпала по времени с отставками Шаймиева, Рахимова и Фёдорова, в течение почти 20 лет персонифицировавших институт президентства в Татарии, Башкирии и Чувашии. Федералам удалось «дожать» не столько этих политиков, уже давно не вспоминавших о былых суверенизаторских амбициях, сколько одержать победу на идеологическом поле. И девиз этой победы, провозглашенный еще в 2000 году, – «Президент в России должен быть один!»

Однако этот тактический успех может оказаться «пирровой победой» Кремля, если не будут объективно оценены риски недавно озвученной инициативы. Например, возникает вопрос: почему именно сейчас руководителям республик потребовалось отказаться от своих президентских должностей? Одно из проявлений лояльности? Вряд ли. Сегодня такими незамысловатыми ходами никого не удивишь. От руководителей северокавказских регионов Кремль требует иного – прозрачности расходов, активного привлечения инвестиций, радикального уменьшения уровня безработицы и коррупции, завершения борьбы с терроризмом. Наконец, «нужных» результатов выборов. Только так может проявляться лояльность региональных элит. На меньшее Кремль явно не согласен.

Полагаю, что коллективный отказ от президентских должностей является апробацией нового формата взаимоотношений с Москвой. Такое уже было в нашей истории. Проведение выборов Шаймиева в один день с выборами Президента России 12 июня 1991 года стало символом становления новых отношений между Центром и республиками. Данная инновация обеспечила политическое долголетие Минтимера Шаймиева и вынудила Кремль строить ассиметричную федерацию с постоянной оглядкой на капризы национальных элит.

С недавним уходом в отставку многолетних лидеров указанных республик, новыми руководителями там были назначены представители технократического деидеологизированного менеджмента. И именно в этот момент в информационное поле вбрасывается идея учредить должность имама Чечни. Почти также экзотично в мае 1991 году звучала идея появления собственного Президента в Казанском Кремле. Но в политике главное – вовремя застолбить инновационный термин за собой, стать, так сказать, владельцем бренда. И тогда это может сработать в нужном направлении. Вслед за Шаймиевым появилось еще полтора десятка президентов республик, но их неформальным лидером в итоге оказался именно он, Президента Татарстана.

Однако, несмотря на свой политический вес, институт президентов республик с начала 2000-х годов постепенно становится номинальным. Двухуровневая президентская модель лишний раз подчеркивала подчинённый статус президентов республик по отношению к Президенту России, что явно напрягало некоторых из них. К тому же институт президентов республик так и не выполнил своей основной задачи развала России. Если, конечно, такая задача ставилась. В итоге, с уходом с политической сцены отцов-основателей регионального президентства смысл в его дальнейшем существовании окончательно отпал.

И на этом фоне идея введения должности имама Чечни была вброшена по всем правилам политтехнологического искусства. С уходом старых начальников национальных регионов создался некий идеологическо-административный вакуум, который и был заполнен. Причем, вариант введения института имама был озвучен Кадыровым как бы походя, наряду с другими возможными вариантами: Глава, Губернатор и т.д., что лишний раз говорит о его нежелании введения генерал-губернаторства в Чечне. Зачем создавать интригу, если есть тривиальная задача заменить лишь вывеску, название должности руководителя Чечни? Тем более, что такие прецеденты уже есть. Например, в Карачаево-Черкесии и Туве, где без лишнего шума отказались от названия «президент» в своих конституциях.

Значит, введение института имама рассматривается всерьёз. Причем, возможно, рассматривается переименование не только высшего должностного лица Чечни: сам топоним «Чечня» как и название столицы этой республики крайне непопулярны среди чеченцев. Можно поменять всё одним махом, радикально, либо оставить два названия, через скобку. Прецедент двойного названия республики уже давно имеется в Саха (Якутии), а выбор наименования региона и должности его руководителя относится к компетенции властей субъектов России.

Желание отказаться от президентской должности для Кадырова, возможно, связано трагической судьбой почти всех, кроме Алханова, чеченских президентов, некоей «кармой» этого термина. Для долгосрочного правления этот титул явно не подходит. Однако озвученный Кадыровым возможный вариант названия должности руководителя Чечни также несет негативную политическую нагрузку, связанную с личностью имама Шамиля и существованием его имамата на территории нынешних Ингушетии, Чечни и Дагестана. Уж не об объединении ли идёт речь? Однако объединяться в один субъект под началом грозненского имама вряд ли стремится большинство граждан соседних с Чечней республик, и тем более их элиты. Необходимо учитывать, что в течение многих десятилетий на их территориях сформировалась собственная этно-региональная идентичность, в некоторых элементах противостоящая чеченской. К тому же, с философской точки зрения объединять можно лишь то, что разделено. А это утверждение вряд ли применимо к данным регионам, между которыми фактически отсутствуют административные границы и уже создан «мега-субъект» – Северо-Кавказский федеральный округ, – где чеченцы составляют более трети населения.

Не стоит сбрасывать со счетов и международное измерение данной проблемы. В случае гипотетического выражения недоверия или давления на Рамзана Кадырова со стороны Кремля – а в политике ничего нельзя исключать – можно предугадать нервозную реакцию ведущих СМИ исламского мира: бегущую строку со словом IMAM и соответствующие эпитеты в адрес России и её властей. Этого будет вполне достаточно, чтобы создать нужное общественное мнение в мусульманских государствах.

К тому же, термин «президент» отдаёт принудительной вестернизацией, а его носитель встаёт в один ряд в шеренгу с «колониальными» президентами третьего мира. С таким титулом никогда не удастся стать во главе собственного геополитического проекта, очертания которого пока скрыты как от досужей публики, так и от кремлевских аналитиков. Впрочем, инициатива Кадырова, возможно, является лишь некоей информационной провокацией, так как смена вывесок вряд ли способна повлиять на его положение. Но если вариант введения института имама и воздания имамата рассматривается всерьез, то можно говорить о грядущем осложнении русско-чеченских отношений.

Интересы чеченских радикалов, русских националистов и федеральных властей совпадут лишь в случае разделения светской и религиозной должностей в Чечне. Например, при учреждении института Главы Чеченской Республики, сосредоточившего основные административные полномочия, возможно наличие имама, как руководителя влиятельного наблюдательного духовного органа.

Андрей Диков

http://pravaya.ru/comments/19741

promo newsmen_lj may 15, 2013 06:29 1
Buy for 10 tokens
Место для промо для всех желающих. Posted via LiveJournal app for iPad.