?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Изображая Путина
Обзор
newsmen_lj
Столкнувшись с острым кризисом, даже президент Тадич вынужден был хотя бы немного отвернуться от Европы и обратить внимание на обессилевшую Сербию и показать народу, что кроме Кипра, Сараево и Афин может приехать и в разоренное Трговиште, запущенное Кралево и погибающий Бор. Путешествуя по Сербии он заявил народу, что надежда еще есть и есть деньги, только сначала их нужно вырвать из рук непатриотов, которым Кипр дороже, чем страна, давшая им возможность свои первые миллионы увеличить до миллиардов. Президент извлек из своего склада политических идей одну из подходящих для печальных моментов, так что, хотя он и находится во главе режима, для которого свободная торговля и открытый рынок – одни из десяти заповедей, внезапно начал упоминаться и экономический патриотизм.

Первое открытое предупреждение олигархам Тадич сделал на Кипре, любимом прибежище сербских богачей всех видов, чтобы затем с соцреалистической патетикой сравнить вклад борских шахтеров, которые «каждый день показывают экономический патриотизм» с вкладом олигархов, которым он посоветовал, что они должны учитывать и интересы страны, в которой работают. Когда на Конгрессе Союза независимых профсоюзов Сербии президент в третий раз за несколько дней обратил свое внимание на олигархов стало понятно, что его заявления об «экономическом патриотизме» отнюдь не случайны или незапланированны. Это, однако, не значит, что власть поняла пагубность своей экономической политики и решила сделать радикальный разворот, а означает, что эгоизм отдельных олигархов достиг таких масштабов, что начал прямо угрожать системе, которая и так находится на грани краха. Призывы Тадича совпали с появлением в общественности спекуляций на тему того, что хозяин «Дельта холдинга» Мирослав Мишкович намеревается продать «Дельта макси», при этом государство не получит ни динара налогов, так как вся сделка вероятнее всего будет проведена через оффшорные фирмы, тем самым полностью обходя налоговую систему Сербии и это в тот момент, когда бюджетный дефицит все больше, касса все более пустая, а динар все нестабильнее. Тревога во власти по поводу этого случая дополнительно усилилась из-за того, что государство аналогичным образом обошли и когда Мишкович продавал «Дельта банк» итальянской «Интезе» в начале 2005, сначала получив 277,5 миллионов евро за 75%, а потом, когда итальянцы купили оставшиеся акции, общая сумма сделки выросла до 370 миллионов евро, при этом государственный бюджет остался без весьма значительного дохода от налогов, так как хозяином «Дельта банка» была компания с Кипра. Столкнувшись с очередной махинацией крупнейшего сербского олигарха, которому очевидно до Сербии столько же дела как и до вчерашнего хлеба в его универмаге «Макси», Тадич послал Мишковичу и прочим сообщение, что неприемлемо когда деньги и налоги от возможной продажи идут в какие-то другие страны, чем создается дополнительная угроза для стабильности динара и экономики и он ждет от них «некий вид экономического патриотизма».


Сербские бизнесмены чаще всего действуют через оффшорные компании за рубежом, а значительное число отечественных компаний в качестве владельцев имеют кипрские, голландские, люксембургские или какие-то иные фирмы. Подобный бизнес легален и весьма распространен в мире, где целых 60% финансовых трансферов проводится через какой-нибудь «налоговый рай», а сербские оффшорные компании первоначально создавались в начале девяностых, чаще всего из-за необходимости работать в условиях санкций. Однако, в Сербии и дальше стимулируется отъезд бизнесменов в «налоговый рай», прежде всего через ввоз товаров, который получается значительно дешевле, если идет через «оффшор» компании, чем через компании из Сербии. Также, законы, касающиеся акцизной деятельности фаворитизуют иностранные компании, которым гораздо проще выводить из страны прибыль. Тем самым иностранные фирмы поставлены в привилегированное положение, а потому и сейчас сохраняется тенденция, когда значительное число предприятий регистрируются где-либо вне Сербии, так как тем самым они получают преференции. Кроме того, бизнесменов часто гонит из Сербии коррупция, неэффективное государственное руководство, курс динара, плохая дорожная и железнодорожная сеть, так что из-за всего этого и нельзя поставить им в упрек то, что они открывают фирму не в Сербии, а за рубежом.

Деятельность крупных сербских бизнесменов через оффшорные компании представляет собой при этом экономическую и моральную проблему, так как подобные «промышленники» часто самые громогласные в требованиях помощи от государства, от которого они требуют обеспечить им привилегированное положение на отечественном рынке и помощь в «прорыве» на иностранные, а на недавно прошедшей встрече с представителями профсоюзов и Правительства олигархи требовали, чтобы часть средств из Финансовых резервов и от продажи «Телекома» государство отдало наиболее успешным компаниям. Эти предприниматели пользуются многочисленными послаблениями за счет бюджета Сербии, вроде различных льгот, регресса, премий, освобождения от различных выплат, стимуляции трудоустройства и множеству прочих причин. Также они пользуются регрессивными и благоприятными процентами по кредитам от государства или фондов по развитию, а деньги, заработанные с помощью государства, зачастую с помощью финансовой акробатики уходят на Кипр или в какие-то другие места. Тем самым избегаются выплата множества налогов, контроль финансовой деятельности, а также акцизный, таможенный и внешнеторговый контроли. Так через «арендованных» хозяев и директоров скрываются личность и имущество настоящих хозяев. Способы того, как избежать оплаты налогов просты и разнообразны, по некоторым данным в оффшорные зоны из Сербии ушло 90,3 миллиона евро в 2007 году и 69,7 миллиона в 2008. По данным Народного Банка Сербии, за прошлый год на многочисленные счета в Швейцарии было переведено чуть больше 108 миллионов евро, на Кипр 50 миллионов евро, а в Голландию 34 миллиона евро. По некоторым оценкам, благодаря деятельности «оффшорных» компаний за последние три года Сербия осталась без 2,3 миллиарда динаров, сколько составляет налог на прибыль выплаты которого избежали хозяева этих фирм, а это все лишь часть того ущерба, который терпит страна от того, что отечественные бизнесмены максимально используют «налоговый рай» для легального бизнеса.

Так что призывы Тадича, который сейчас пытается вернуть скрытые деньги в страну, имеют и смысл и оправдание. Кроме всего прочего, он выступил и за принятие закона, который обеспечивал бы более серьезный контроль оффшорных компаний, но для его искренности и инициатив есть одна проблема – механизмы и закон, которыми можно воспрепятствовать крупным злоупотребления в оффшорной деятельности уже несколько лет как существуют.


Еще в 2004 году был принят закон об экономических обществах, признающий место расположения компании не по ее регистрации, а по тому, откуда ей руководят, а все налоговые обязательства регулируются по реальному местоположению компании, а не фиктивному. В этом случае, каждый, кто избегал оплаты налога на капитальную прибыль, когда продавал какое-то свое предприятие или банк, совершал серьезное уголовное преступление. Кроме того, граждане Сербии с пребыванием в Республике Сербской, являющиеся основателями оффшорных компаний согласно Закону о налогах на доход граждан (статья 61) должны были предоставить свои общие доходы на основании капитала, вне зависимости от того, где этот капитал был создан и заплатить за него налог по ставке 20%.

Новый Закон об отмывании денег указывает на необходимость выяснения того, кто является истинным хозяином некой оффшорной компании, несмотря на то, кто объявляется владельцем капитала или фиктивным носителем прав основателя, так что подобны законы охватывают практически каждого гражданина Республики Сербия, являющегося хозяином оффшорной компании где-либо в мире и заставить его выплатить то, что он должен государству. Однако для наведения порядка в этом сегменте до сих пор не было ни политической воли ни силы, так как значительная часть олигархов и политиков прочно связана многочисленными общими интересами. Так, к примеру, в 2009 году в Сербии наибольший подоходный налог заплатил не какой-нибудь олигарх, а авиадиспетчер из Вождовца.

За последнее время поведение олигархов стало хуже нашествия саранчи, так что политическая воля к тому, чтобы немного притормозить их ненасытность, появилась даже у президента Тадича. Он недавно разъяснил, что причина его призыва не продавать компании через оффшорные компании – непредвидимый курс евро, а деньги от продажи должны пойти в наши банки и способствовать стабильности динара. Кроме того, Тадича вероятно мучит и недостаток инвестиций в нынешнем году, которые вероятнее всего из-за рубежа так и не поступят, а согласно сообщениям прессы в его кабинете зреет идея о том, что каждый олигарх в Сербии должен построить по одному прибыльному заводу. Вероятно с этой идеей связано его обращение к участникам 14-го Конгресса Союза независимых профсоюзов, когда Тадич заявил, что для него в настоящий момент «проявление высшего патриотизма – открытие новых рабочих мест». Однако, хотя Тадич и показал волю, до сих пор он не показал и силы для того, чтобы сделать все то, что он хочет, он и сам это признал, когда сказал, что он «не волшебник», но делает все что может. Понятно, что сила президента, как из-за его полномочий, так как из-за зависимости политики от денег олигархов, ограничена. Его ограничения судя по всему известны и олигархам, которые пропустили мимо ушей его призывы, а кроме того, президента «охладил» и его министр Младжан Динкич, которые быстро отреагировал заявлением о том, что Сербия не должна становиться первой в законодательном регулировании деятельности «оффшорных» фирм, а должна подождать Европу.

Хотя Сербия сегодня находится в той же степени экономической разрухи, что и Россия с конца девяностых, видимо русский сценарий здесь осуществить будет тяжело. Об этом может свидетельствовать и пример из 1996 года, когда крупная фирма в области информационных технологий «Комтрейд» обещала построить на юге Сербии завод по производству компьютеров. Из этого, разумеется, ничего не вышло, в отличие от Путина, который подобные вещи решал чрезвычайно эффективно, а непослушных, вроде Михаила Ходорковского, успешно упек за решетку, наш президент реагирует мягкими призывами и предупреждениями, которые до сих пор не принесли эффекта. Олигархи молчали и отключили мобильные телефоны, кроме того, что объединение «Промышленник» направило значительную помощь в разрушенное (в результате наводнения) Трговиште, что, в сущности, обошлось гораздо дешевле, чем то, чего от них требовали.


Раньше, в деле Боголюба Карича, государство показало, что у него есть возможности для сведения счетов, но вопрос в том, перерастут ли искры между Тадичем и Мишковичем в серьезное столкновение, которое заставило бы Мишковича стать «экономическим патриотом». Его позиция сейчас отнюдь не блистательная, а в переговоры по продаже «Макси» он вынужден был вступить из-за огромных долгов копани и значительного падения прибылей. Пресса пишет, что он собирается вложить деньги в сельское хозяйство, но его недавно покинула даже Милка Форцан (вице-президент «Дельта холдинга»). Как пишут некоторые газеты, Мишкович весьма бурно отреагировал на заявления президента о непатриотичном бизнесе. Если то, что пишет ежедневник «Ало» - правда, то он даже воспринял их как предательство, учитывая его ключевую роль в формировании коалиционного правительства с Социалистической Партией Сербии. По некоторой информации, Мишкович в последнее время все больше отдаляется от демократов, и кажется то у него есть резервные позиции у оппозиционеров. Все это между тем не должно означать, что дойдет до столкновения и возможно, что в итоге Мишкович будет платит налоги в Сербии, хотя таков же вероятность и того, что он продолжит игнорировать подобные призывы. Посмотрим, найдет ли государство силы заставить его и остальных олигархов вести более ответственный бизнес, разве что все происходящее не является очередной выдумкой PR-команды президента. Что произойдет неизвестно, но, как бы не завершился этот эпизод, но в любом случае остается тот факт, что для Сербии действительно пришли последние времена, когда Тадич стал играть в Путина.


Младен Джорджевич, «Новая Сербская Политическая Мысль»


http://www.srpska.ru/article.php?nid=14380
)(