?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Politico, США. Восточная Украина — европейская Палестина
Обзор
newsmen_lj


Во время недавнего визита во Францию украинский президент Петр Порошенко сделал в Твиттере весьма неоднозначную запись о том, что терроризм на Украине стал «повседневной реальностью». Этот твит вызвал мощную волну обвинений в попытке привязать Украину к парижской трагедии. А в украинских СМИ появились статьи и заметки в защиту сделанного Порошенко сравнения.

Порошенко одновременно и прав, и неправ. Действительно, в некоторых районах Украины происходят террористические акты. Но на этом аналогии с Францией заканчиваются.

24 января пользующиеся поддержкой России сепаратисты обстреляли город Мариуполь на востоке Украины, убив 31 и ранив более 100 гражданских лиц. Мариуполь находится недалеко от линии фронта, но активных боевых действий там не было несколько месяцев. А поскольку во время внезапного и необъявленного обстрела снаряды разрывали на куски шедших по улице мирных жителей, на ум сразу приходит терроризм.

При обычных обстоятельствах терроризм сплачивает людей. От Нью-Йорка до Бостона, от Мадрида до Парижа вслед за кадрами лежащих на земле тел очень быстро появились новые снимки, отражающие усиление чувств патриотизма и национального единения. Обстрел Мариуполя при поддержке России должен был превратить его в самый патриотичный, самый проукраинский город на Украине. Но вместо этого на прошедших недавно выборах его граждане подавляющим большинством проголосовали за пророссийский «Оппозиционный блок». А прокиевский «Блок Петра Порошенко» не получил ни единого места.

***

Мариуполь не исключение. Самый крупный город на востоке Украины Харьков только что уверенным большинством переизбрал на пост мэра Геннадия Кернеса, которого считают символом пророссийской непреклонности. Одесса, еще один русскоязычный регион, где активно проводятся реформы, а американцы вкладывают крупные инвестиции, отказалась голосовать за кандидата в мэры, которого поддерживал фаворит Вашингтона Михаил Саакашвили. За прошедший год пророссийские подпольные ячейки десятки раз осуществляли взрывы в портах, ресторанах, на митингах, а также в транспортных узлах Харькова и Одессы. (В ноябре в результате взрыва в харьковском пивном ресторане 11 человек получили ранения. На митинге единства в феврале от взрыва погибли четыре, а ранения получили 10 человек, в том числе, ребенок.) И тем не менее, люди продолжают голосовать за пророссийских политиков.

Вот здесь сравнение восточной Украины с Парижем, которое сделал Порошенко, не соответствует действительности. Парижане выходят на марши под лозунгами «Я Шарли». А восточных украинцев взрывают пророссийские повстанцы, но они снова и снова голосуют за пророссийские партии. Есть еще один регион, где прослеживается такая же закономерность. Там местное население взрывают и обстреливают, а оно упрямо стоит на стороне тех группировок, которые связаны с террористами. Он называется Палестина.

***

За показухой желто-синих знамен, которым увешаны фонарные столбы на востоке Украины, за многочисленными статьями, уверяющими Запад в единстве украинской нации, скрывается отрезвляющая реальность. Согласно результатам проведенного после выборов социологического исследования, которые обобщила Washington Post, революция Майдана «не сумела устранить глубокие региональные противоречия и раскол на Украине».

Выборы это далеко не единственный признак глубокого недовольства жителей восточной Украины. Показательным примером существующего раскола и его причин стал скандальный закон Киева о декоммунизации, требующий к концу ноября переименовать все советские названия улиц и городов.

Восточные украинцы всеми силами борются против этого навязанного из центра переименования, о чем сообщает «Радио „Свободная Европа“», которое никак нельзя назвать инструментом московской пропаганды. Жители Харькова устраивают пикеты против попыток проведения перемен, и некоторые митинги заканчиваются насилием.

Особенно показательным является упорное нежелание харьковчан называть что-то в честь «небесной сотни» — тех, кто погиб во время революции Майдана, приведшей к власти нынешнее правительство в Киеве.

Харьков далеко не единственный очаг сопротивления. Социологические опросы один за другим показывают, что жители третьего по величине города Украины Днепропетровска, чье связанное с советской эпохой название попало в черный список, хотят одного: сохранить его. Об этом написала New York Times.

Но желания жителей Днепропетровска не имеют никакого значения. По закону о декоммунизации, все города и улицы, которые останутся непереименованными после 21 ноября, насильно получат новые названия от украинского парламента в соответствии с предложениями нового (с оруэлловским звучанием) Института национальной памяти.

Людям с Запада такое противостояние из-за кажущихся безобидными названий может показаться странным. Но ведь и восточные украинцы вряд ли поймут то нервное возбуждение, которое царит из-за столь же безобидного с виду флага конфедератов, вывешенного в Южной Каролине. Чтобы понять, как решение Киева воздействует на Украину, представьте себе, что бы произошло, если бы федеральное правительство США потребовало переименовать школу им. Роберта Ли в Фэрфаксе (генерал армии Конфедеративных Штатов Америки — прим. пер.) или площадь Харви Милка (американский политик и первый открытый гей, избранный на государственный пост в штате Калифорния — прим. пер.) в Сан-Франциско.

Даже поверхностный обзор статей в западных средствах массовой информации показывает, насколько бесправными стали восточные украинцы. «Порошенко призывает убрать тексты на русском языке из документов», — сообщает «Радио „Свободная Европа“». Если бы Канада хоть раз попробовала поступить так с французским языком, Квебек взорвался бы от возмущения и протестов. Журнал Foreign Policy недавно написал о том, как полтора миллиона внутренне перемещенных лиц на Украине лишены по решению Киева права голоса. Статья в Independent повествует о бежавших от войны семьях, которые на подконтрольных правительству территориях живут на грани голода.

***

С точки зрения многих жителей восточной Украины, происходящие в их стране перемены это в большей степени не проявление демократии, а навязывание культуры определенного большинства региональному меньшинству. Неудивительно, что это меньшинство сопротивляется — пусть даже это означает голосование за тех самых людей, которые их обстреливают.

Больше всех от этой политики Киева выигрывает Владимир Путин. Всякий раз, когда Киев присылает людей, которые насильно меняют местные названия или не дают восточным украинцам голосовать, он подталкивает их в сторону России, усиливая общее недовольство. Если Украина будет и дальше идти этим путем, Москва сможет спокойно отойти в сторону, потому что Киев сделает за нее всю работу — и восточная Украина превратится в европейскую Палестину.

Лев Голинкин — автор книги о советской Украине A Backpack, a Bear, and Eight Crates of Vodka (Рюкзак, медведь и восемь ящиков водки).


Лев Голинкин

По материалам inosmi.ru



Posts from This Journal by “Украина” Tag