?

Log in

No account? Create an account
Беженцы и Европа: привкус искусственно создаваемой катастрофы
Обзор
newsmen_lj
Что-то необычное происходит в Евросоюзе. Перед лицом потока беженцев с Ближнего Востока лидеры ЕС на всех углах и буквально хором говорят о том, что «разразившийся кризис» того и гляди разрушит Союз.

Председатель Совета Европы Дональд Туск называет кризис «политическим землетрясением для Европы». Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер считает, что Евросоюз находится в упадке и на интеграции в его состав новых стран, вероятно, надо поставить крест. Премьер-министр Словении Мирослав Церар утверждает: «Если решение по миграционному кризису не будет найдено, Европу от распада отделяет всего несколько недель». Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте вещает: «Этот кризис может разрушить фундамент, на котором держится наше сотрудничество»…

В многоголосом хоре слышится и голос Ангелы Меркель: «Если Европа потерпит неудачу в вопросе с беженцами, это больше не будет та Европа, о которой мы мечтали».

А ограждение внешних границ ЕС стенами и искусственное создание огромных скоплений людей перед несколькими пунктами пропуска усиливают подозрения насчёт того, что мы присутствуем при инсценировке грандиозного спектакля.

Напомним некоторые цифры. Население всех 28 стран-членов ЕС достигло в 2014 году 507 млн. человек. Даже при самых пессимистических ожиданиях приток переселенцев в Европу в ближайшие два года не превысит 2 млн. человек, то есть на 250 коренных жителей будет приходиться всего один беженец или того меньше. Возьмём для сравнения Великобританию, которая, расхлебывая последствия своего колониального прошлого, была вынуждена принять самое большое в Европе количество переселенцев из бывших колоний. Сейчас из 63 миллионов граждан Британских островов полмиллиона - это иммигранты. Таким образом, один иммигрант приходится на 120 коренных англичан. Иммигранты живут, как правило, компактно, их общины занимают определенные ниши в экономике Великобритании и никаких проблем, которые потрясли бы британское общество, не видно.

Так отчего же затеяли переполох в ЕС?

Общим местом рассуждений европейских политиков является то, что экономика стран-членов Евросоюза не выдержит расходов на незваных гостей. Не называя цифр, утверждают, что принять, расселить, адаптировать и трудоустроить новичков Европе не по карману. Это главный довод. О религиозных, культурных и прочих факторах если и говорят, то в последнюю очередь.

Для того чтобы хотя бы в общих чертах понять, что же на самом деле происходит, присмотримся к политике канцлера Германии Ангелы Меркель.

В истории с беженцами Меркель, начав с готовности впустить всех, затем перешла к ограничительным мерам, что и создало напряжённость. Зачем она это сделала? Ведь её принципиальная позиция – впустить большинство беженцев, за исключением экономических переселенцев, не изменилась. Однако одно дело впустить сытых и довольных, а другое – измученных и готовых на любые условия. Потому что, как понемногу выясняется, затеянное представление имеет сразу несколько целей.

Меркель намерена переложить расходы по приёму массы бедствующих людей с федерального правительства на местные общины, а для того, чтобы общины согласились раскрыть кошельки, нужна «гуманитарная катастрофа». Этот замечательный фокус проделывает не только канцлер ФРГ, но и другие лидеры ведущих государств ЕС. Естественно, общины уже взвыли от такой перспективы, это для них на самом деле нелегко, но, как оказывается, евробюрократии и нужно, чтобы вой стоял как можно более громкий.

Может быть, мы преувеличиваем?

Послушаем, что говорит об этом оппозиционная парламентская партия «Левые» (Die Linke), превратившаяся в последние годы в весьма влиятельную силу в Германии. Эта партия прямо обвиняет федерального канцлера в искусственном создании катастрофических условий не только для беженцев, но и для наиболее обделенных слоев коренного немецкого населения.

Оказывается, у фрау канцлерин нет в федеральном бюджете денег. В Германии действует формула министра экономики Шойбле: Германия должна иметь «чёрный нуль», или, другими словами, нулевую государственную задолженность. Отсюда и подход: бюджет распределён, лишних денег нет, в долг государство влезать не будет, пусть беженцев принимают федеральные земли и общины.

При таком подходе беженцы в Германии не адаптируются никогда. Не получат ни полноценного образования, ни профессий, ни социального и медицинского обслуживания. Напротив, большинство из них станет участниками «дикого рынка труда», отсутствием которого так долго гордилось «социальное государство Германия». А наиболее предприимчивые из них пополнят ряды преступных сообществ.

Вот что пишет депутат бундестага от партии «Левая» Аксель Троост: «Больше всего из-за кризиса в ЕС потеряли дети и юношество. По данным фонда Бертельсмана, 26 миллионов молодых людей оказались на грани вытеснения в нужду и безработицу. Поэтому политика ЕС увеличивает опасность борьбы за выживание между коренной молодежью и иммигрантами. Государство должно сломать правило «чёрного нуля» и взять многомиллиардные кредиты, чтобы покрыть самые актуальные потребности. Мы требуем срочную программу в размере 25 миллиардов евро чтобы: поднять способность государства выполнять собственные социальные обязательства; предоставить срочную помощь коммунам для приема беженцев в размере 10 млрд. евро; разработать федеральную спецпрогамму на 500 000 тыс. квартир для людей с низким доходом и беженцев в размере 8 млрд. евро; разработать программы бесплатного профессионального и языкового обучения, интеграции и консультационных пунктов стоимостью в 7 млрд. евро. Первичный прием беженцев нужно полностью передать под ответственность центральных органов власти. В дальнейшем государство должно взять на себя стоимость размещения беженцев. Однако правящая коалиция не показывает готовности идти этим путем. Более того, она тонет в противоречиях, спихивая обязанности на федеральные земли».

Действительно, ни в Германии, ни в других странах ЕС ничего из того, что перечисляет депутат бундестага, делать не хотят.

Напрашивается вывод, что поднятый лидерами стран Евросоюза переполох имеет целью подготовить население к искусственно создаваемому ухудшению положения. Однако с какой целью, не враги же они своим народам?!

Чтобы ответить на вопрос, оглянемся на 15 лет назад, когда благодаря протестам общественности были сорваны переговоры крупнейших западных компаний о так называемом соглашении по инвестициям (МСИ). Целью соглашения было наделить ТНК таким же правовым статусом, как и национальные государства. На практике это полностью отстранило бы государство от регулирования экономики и уничтожило тарифные соглашения в странах ЕС, гарантирующие права трудящихся. Тогда проект был сорван благодаря сопротивлению общественности и парламентов. Теперь делается новая попытка прийти к тому же, используя предлагаемое американцами Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP). Установление приоритета прав инвесторов над законодательством отдельных стран юридически закрепит наднациональную власть крупнейших корпораций, сделав её непререкаемой.

Здесь можно вспомнить, что в своё время Евросоюз проиграл ВТО в конфликте по поводу генетически модифицированных продуктов питания. И должен по решению ВТО платить десятки миллионов евро штрафа, потому что он запрещает гормоны роста для откорма животных на мясо. ВТО – это лишь один из инструментов распространения контроля крупнейших корпораций над мировой торговлей. Соглашение о TTIP усовершенствует эти инструменты.

Причины такого напора ТНК понятны: они страхуют себя от опасности краха финансово-экономической системы, стоящей на долларе. Однако организаторы кризиса хорошо усвоили урок провала 15-летней давности. Теперь общественность ЕС основательно готовят к тому, что TTIP будет для неё спасением. Отсюда и скачкообразно возросший поток беженцев в Европу, и проволочки с мирным урегулированием в Сирии, и нагнетание напряжённости среди населения Европы.

Планируется, что соглашение о TTIP будет подписано и заработает к концу 2016 года. Тогда следует ожидать наибольший подъём волны протестов. Встретить эту волну и готовятся те, кто ведёт Европу в объятия Трансатлантического партнёрства. Разыгрывается классический спектакль, в котором внимание населения отвлекается на искусственно созданную «проблему беженцев», а подписание соглашения будет подано как выход из сложного экономического положения.

Вы спросите, а что же вожди европейских народов? Вожди играют свои роли, отведенные им заокеанским кукловодом.

Дмитрий Седов

По материалам fondsk.ru



promo newsmen_lj may 15, 2013 06:29 1
Buy for 10 tokens
Место для промо для всех желающих. Posted via LiveJournal app for iPad.

Украинский долг России как детонатор мирового финансового хаоса
Обзор
newsmen_lj
До срока погашения 3-х миллиардного долга по займу, который Россия предоставила Украине в декабре 2013 года, остаётся всего ничего – полтора месяца. Киев взял курс на то, чтобы проигнорировать свои обязательства перед Россией. Такая смелость, точнее наглость, объясняется тем, что украинские власти чувствуют за собой поддержку Вашингтона. При этом США добиваются того, чтобы финансовое хулиганство Киева благословил и МВФ.

По данным Национального банка Украины, сегодня международные резервы Украины составляют около 13 млрд. долл. Возможность платить у Киева есть - нет желания. Даже если бы у Киева не было этих 13 млрд. долл., он мог бы получить 3 миллиарда, необходимые для уплаты Москве, от того же МВФ. Пока на Украине не наступил полномасштабный дефолт, МВФ может перевести Киеву очередной транш в рамках действующего соглашения о займе, подписанного весной 2015 года. То, что этот вариант не обсуждается, лишний раз показывает, что Вашингтону простых решений не надо. Ему надо как можно больше замутить воду.

С маниакальной энергией США насилуют Международный валютный фонд (Фонд), требуя от него срочного пересмотра правил кредитования для того, чтобы изменённые правила позволили Киеву безболезненно отказаться от уплаты в конце года долга Москве. А ведь отказ Киева от уплаты лишь спровоцирует финансовый кризис. Причем не только на Украине, но и во всём мире. Я не шучу.

Если МВФ в результате своих закулисных манипуляций («корректировки правил») поддержит позицию Киева и объявит долг Украины перед Россией не официальным, а частным, вроде бы Киев окажется в выигрыше. Отказ в погашении частного (коммерческого) долга будет квалифицирован лишь как частичный дефолт, что не помешает МВФ продолжить перечисление Украине средств займа. Однако в этом случае у России появляется целый набор вариантов ответных действий. Назову только два.

Вариант первый. Обратиться в английский суд (можно в обычный, а можно в международный арбитражный) с исковым заявлением. Соглашение о займе 2013 года предусматривает, что споры между сторонами рассматриваются в соответствии с английским правом в судах Соединенного Королевства. Иск должен оспаривать действия Киева и требовать подтверждения того, что российский заём относится к категории официальных. Эксперты полагают, что решение английского суда (если не вмешается политика) будет однозначным: долг является официальным.

Вариант второй. Согласиться с тем, что заём Украине относится к категории частного («коммерческого»). И требовать от Киева через суд погашения 100 % долга. В этом случае сложится очень пикантная ситуация. Киев радостно сообщил, что реструктуризация долга перед кредиторами завершилась. Списано, мол, 20 % долга, растянуты сроки погашения, изменена в сторону повышения процентная ставка. В финальных переговорах в Лондоне, где было достигнуто это соглашение, участвовали, как заявил Киев, держатели 75 % частного долга. Держатели 25 % частного долга в реструктуризации участия не принимали. В этих 25 % украинские власти посчитали и Россию, на которую, по их данным, пришлось около 17 % частного долга. В новейшей финансовой истории было немало случаев реструктуризации долга, но, как правило, она производилась при участии держателей более 90 % долга. Однако даже такой высокий показатель ничего не гарантирует.

Вспомним реструктуризацию греческого долга в 2012 году. Выигрыш от той реструктуризации, если верить расчетам «Большой тройки» кредиторов (МВФ, ЕЦБ, Европейская комиссия), составил порядка 100 млрд. долл. Однако не все кредиторы согласились с таким решением. Их было всего несколько процентов, в основном это были немецкие держатели греческих бумаг, небольшие фонды и компании. Тогда Брюссель вместе со своими коллегами из «Большой тройки» сумел нейтрализовать несогласных инвесторов. Европейские СМИ об этой неприглядной стороне реструктуризации греческого долга хранили полное молчание.

Другая история – реструктуризация долга Аргентины в прошлом десятилетии. Тогда соглашение с Аргентиной подписали держатели примерно 92-93 % всего долга. Однако несколько лет назад на горизонте появились финансовые стервятники - американские инвестиционные фонды, которые в свое время купили аргентинские бумаги по «мусорным» ценам и стали требовать погашение бумаг по номиналу, то есть в объеме 100 %. Конструкция реструктуризации аргентинского долга стала разрушаться. Финансовые стервятники добивались нужных им решений в американских судах. Кроме того, они заставляли официальный Вашингтон замораживать официальные валютные счета Аргентины в банках США, препятствуя выполнению обязательств перед кредиторами, согласившимися на реструктуризацию. Таковы неписаные правила игры некоторых частных кредиторов.

Наверное, в другие времена можно было бы ждать каких-то комментариев или даже официальных заявлений от Международного валютного фонда по поводу того, что в Киеве громогласно назвали «реструктуризацией» украинского долга. На самом деле это полная профанация, и специалисты МВФ это прекрасно понимают, но молчат. Россия же должна не молчать, а действовать. Если держатели всего 7-8 % аргентинского долга (причем это были спекулянты и финансовые мародеры) подвергли ревизии реструктуризацию громадного аргентинского долга, то у России гораздо больше оснований сделать это с украинским долгом.

Во-первых, потому что Россия в отличие от финансовых стервятников - добросовестный кредитор. Россия не покупала «мусор» на вторичном рынке. Сделка представляла собой закрытую куплю-продажу 100 % украинских долговых бумаг на Ирландской бирже по номиналу и с пониженным более чем в два раза процентом.

Во-вторых, даже если считать долг Украины перед Россией частным, то на долю России приходится, как уже сказано, около 17 % всего частного долга Украины. Это внушительная доля.

В-третьих, частных кредиторов, которые сидели за столом переговоров всё лето 2015 года, заставить списать часть долга Украине (20 % основной суммы) было крайне непросто. По нашим данным, переговоры с Киевом вели отпетые финансовые стервятники (главный из них – «Франклин Темплтон»). Их принудили согласиться есть вместо мяса капусту. Поэтому от достигнутого в Лондоне согласия на списание части долга частные кредиторы могут отказаться в любой момент. И повод к этому им может дать Москва, потребовав 100-процентного погашения долга по евробондам через английский суд. Шахматная партия при варианте «украинский долг России – частный» может быть исключительно захватывающей.

Говорят, что МВФ видит капкан, в который может попасть Украина, если признать её долг частным. Эксперты, внимательно следящие за вознёй вокруг украинского долга, склоняются к тому, что менять статус долга Киева перед Москвой Фонд всё же не будет. Вместо этого будет, вероятно, принято решение о том, что объявление страной-членом МВФ дефолта по официальному долгу перед тем или иным государством не повлияет на возможности Фонда кредитовать страну, объявившую такой «частичный» дефолт.

Если решение МВФ действительно окажется таким, то предвидеть его последствия крайне сложно. Просто не хватает фантазии. Ведь подобное решение отменит правило, которое действовало на протяжении всей истории существования Фонда: суверенные долги – это священная корова. Любое покушение на эту «корову» делало государство изгоем в системе международных финансов. Убийство священной коровы, запланированное на конец ноября, приведет к полному параличу работы МВФ, а так называемые суверенные займы и кредиты исчезнут подобному тому, как в своё время исчезли мамонты и динозавры.

Радиус разрушений, которые могут возникнуть в результате отказа Украины от уплаты долга России, будет очень большим. Пострадает и Россия, но, если она грамотно разыграет партию, то сумеет вернуть свои деньги. А вот проигравших будет много.

Во-первых, Украина. Отказ от уплаты долга и даже получение Украиной в нарушение ныне действующих правил очередного транша от МВФ лишь продлит финансовую агонию Киева. По моим оценкам, всего на несколько месяцев.

Во-вторых, Международный валютный фонд. За полтора года работы с Украиной он поломал все те правила, которые вырабатывались и шлифовались десятилетиями. Все эти безобразия и хулиганство, которые МВФ себе позволяет в связи с Украиной, накладываются на кризис реформы Фонда, который длится уже пять лет. В конце декабря 2015 года будет 70-летний юбилей МВФ, но, как мне кажется, юбиляр после этого долго не проживёт.

В-третьих, страны континентальной Европы. Оттого, что Вашингтон заставляет своих союзников принимать в МВФ в нарушение действующих правил политические решения в пользу Украины, серьёзно страдает их репутация. Ведь решение об изменении правил Фонда будет голосоваться на Совете директоров при поддержке европейских союзников США. И деваться им, похоже, уже некуда. Вот и мадам Кристин Лагард, исполнительный директор Фонда, на последнем саммите МВФ и Всемирного банка в Лиме (Перу) заявила, что «готова исполнить танец живота» перед Вашингтоном, только бы Конгресс США проголосовал за ратификацию решения МВФ о пересмотре квот. В Париже посчитали такое заявление неприличным, напомнив мадам Лагард, что она не только международный чиновник, но ещё и представляет Францию.

В-четвёртых, Великобритания. Лондон уже нервничает, поскольку именно в Англии начнется судебная разборка по поводу злополучного долга. Соглашение между Россией и Украиной о предоставлении займа предусматривает использование в спорах английского права. Многие эксперты предвидят, что Вашингтон будет требовать от Лондона «нужного» решения. На кон может быть поставлена репутация Лондона как центра международного арбитража. Если Лондон прогнётся, то новые выпуски евробондов будут ориентироваться на иные суды.

В-пятых, весь мир. Может быть парализована такая международная финансовая деятельность, как предоставление суверенных займов и кредитов. Может наступить парад дефолтов государств по суверенным долгам. Безобидные «частичные» дефолты перерастут в полномасштабные дефолты. Начнется вторая волна мирового финансового кризиса. Похоже, США ведут дело к тому, чтобы использовать долг Украины перед Россией в качестве детонатора мирового финансового хаоса.

Валентин Катасонов

По материалам fondsk.ru


Новый фронт сирийской войны: Белый дом против Госдепартамента
Обзор
newsmen_lj
Эпизод на переговорах в Вене по Сирии, когда госсекретарь Керри признался на пресс-конференции, что его даже не проинформировали об объявленном в тот же день решении президента Обамы направить в Сирию спецконтингент американских войск, подтвердил то, о чём в Вашингтоне поговаривают давно. Между двумя центрами формирования внешней политики Соединенных Штатов – аппаратом президентского Совета национальной безопасности (СНБ) вкупе с Пентагоном и аппаратом Госдепартамента обозначились серьезные противоречия, переходящие порой в борьбу.

Расхождений между условными «ястребами», в основном из числа военных, и «умеренными» дипломатами насчитывается немало, но наиболее ярко они проявляются на самом горячем ближневосточном направлении. Балансирующий между двумя лагерями Обама, которого многие упрекают в безвольности перед лицом нарастающих трудностей во внешнем мире, всё чаще становится на сторону более воинственных сил. Ему как будто невдомёк, что, принимая решение о посылке солдат в обход главы внешнеполитического ведомства, он не только ставит того в неловкое положение, но и наносит удар по международному престижу Америки.

Само по себе направление американского контингента в 50 человек на сирийский ТВД едва ли может иметь хоть какое-то военное значение, заставляя, скорее, лишний раз усомниться в готовности администрации США реально вмешаться в ситуацию. Однако тут важен прецедент. Данный шаг не подкреплен ни просьбой законного правительства Сирии, ни соответствующей резолюцией СБ ООН. В общем-то, это акт агрессии. Кроме того, по логике войны появление американских солдат в Сирии чревато эскалацией вмешательства США, независимо от первоначальных намерений того, кто их туда послал.

Отход Барака Обамы от собственных категоричных заявлений о том, что «американские военные не ступят на сирийскую землю», многие объясняют именно давлением со стороны военных, в частности только что вступившего на пост главы Объединенного комитета начальников штабов США генерала Джозефа Данфорда (Joseph Dunford). Последний уже успел призвать президента более решительно реагировать на российские действия в Сирии, заявив ранее: «Если какая-то страна и представляет экзистенциальную угрозу для США, то я указал бы на Россию». Заметим, что сомнительный шаг с отправкой в Сирию группы спецназовцев уже приносит Вашингтону отрицательные плоды. Крайне болезненно прореагировала на этот шаг Турция, недовольная тем, что американские «специалисты» должны прибыть на территории сирийских курдов. Как бы не дошло до потерь от «дружественного огня».

Правы были те эксперты, которые интересовались у Керри, не является ли это решение попыткой повлиять на ход Венской конференции, а возможно, и подорвать её. Сигналы последнего времени говорят о том, что советники Обамы продолжают цепляться за навязанные ими же догмы о скорейшем уходе Башара Асада как условии стабилизации в Сирии, о наличии там некой дееспособной демократической оппозиции, о том, что угроза ИГ якобы преувеличена и т.д. Надо сказать, что Керри выдержал атаку и довёл свою партию до конца, фактически согласившись с давно отстаиваемыми Россией аргументами о праве самого сирийского народа выбирать своих вождей, что и отразилось в итоговых заявлениях Венской встречи. По-видимому, в Госдепартаменте в силу элементарно лучшего знакомства с положением дел в регионе уже поняли, что «зацикленность» на Асаде, как до этого на Саддаме Хусейне в Ираке и Каддафи в Ливии, ведёт к таким же плачевным результатам.

Вместе с тем внутриамериканское противостояние по Ближнему Востоку сохраняется и чревато новыми сюрпризами. Помимо военных, битву за влияние на Обаму госсекретарю приходится выдерживать и с аппаратом ориентированного на президента СНБ. Традиционно внешнеполитические сотрудники аппарата СНБ, не считая редких представителей академического сообщества вроде М. Макфола, набираются в дипломатическом ведомстве США из числа наиболее «жестких борцов за национальные интересы». К бывшим коллегам по работе они, как правило, относятся свысока, считая себя «президентской командой» и пытаясь поставить их в подчинённое положение. Госдепартамент отвечает им взаимностью, что и приводит к бесконечным склокам между этими двумя центрами формирования внешней политики США даже в спокойные времена. Во времена неспокойные, подобные нынешним, споры выходят на поверхность и принимают порой ожесточённый характер.

Сейчас вопрос стоит не просто о тех или иных практических шагах США в регионе, но и о судьбе разработанной в недрах СНБ на рубеже 2009–2010 гг. программы «Демократизация Ближнего Востока и Северной Африки», воплощённой в Президентской политической директиве (ППД-13) и давшей старт «арабской весне», а также об ответственности за её полный крах. Так получилось, что основные разработчики данной программы к настоящему времени отошли в тень, и она по инерции продолжает выполняться по той простой причине, что её никто не отменял. При этом некоторые из разработчиков, видимо, уже чувствуя жаркое дыхание приближающейся Немезиды, пытаются обвинить в печальных последствиях провалившейся программы «неудачных исполнителей» и «плохих патриотов».

Начать, пожалуй, надо с Эллиота Абрамса, считающегося одним из отцов-основателей движения неоконсерваторов и оставившего свой след на многих трагических авантюрах последних десятилетий. Еще в 1985 г. он был причастен к делу «Иран – контрас», по которому был даже осуждён. Реабилитирован Бушем-старшим в 1992 году. С 2002 по 2004 год Абрамс был заместителем помощника по национальной безопасности Кондолизы Райс по Ближнему Востоку. Являлся одним из главных вдохновителей американского вторжения в Ирак в 2003 г. Попутно в 2002 г. расследовалась его возможная причастность к покушению на президента Венесуэлы Уго Чавеса. В 2005–2009 гг. Абрамс стал первым заместителем помощника президента, отвечавшим за «глобальную стратегию демократии» и одновременно ближневосточную тему во всех департаментах СНБ. Именно он разработал проект платформы всеобщей «демократизации» Ближнего Востока, оставив его в виде творческого наследия администрации демократов. Ныне Эллиот Абрамс продолжает вести ближневосточные дела во влиятельном Совете по международным отношениям. Выступает за нанесение широкомасштабных ударов по Сирии и за отправку туда сухопутных войск США. Что интересно, практически вложив свою программу в руки Обамы, он его же подвергает резкой критике за её осуществление по принципу "не документ плох, а президент слаб". В 2014 г. Абрамс, в частности, выступил со статьей The Man Who Broke the Middle East, в которой за возникновение нестабильности в регионе обвинил персонально Обаму. Он утверждал, что «в 2009 году президент унаследовал мирный Ближний Восток», который и привёл постепенно к нынешнему катастрофическому состоянию. Впрочем, демократическому окружению Обамы и самому нужно было думать, прежде чем принимать «кукушкино яйцо» от неокона-республиканца Абрамса.

Деннис Росс, ещё один неокон, был тем человеком в аппарате СНБ, который на посту старшего директора по Центральному региону (Ближний Восток, Пакистан, Афганистан и Южная Азия) довёл дело Абрамса до логического завершения, оформив его идеи в виде ППД-13. Он вовремя ушёл из СНБ по необъяснённым причинам в ноябре 2011 г., когда уже было ясно, что «демократизация» Ближнего Востока дала серьёзные сбои.

Раньше, в июле 2011 г., аппарат СНБ покинул ещё один их соавтор Даниэль Шапиро, отправившись на пост посла США в Израиле. Видимо, вся троица понимала, что она натворила, а посему поторопилась покинуть сцену.

Между тем их эстафету продолжает нести помощник президента США по национальной безопасности и глава аппарата СНБ (с июля 2013 года) Сьюзан Райс, наглядно демонстрирующая размытость границ между демократами - сторонниками либеральных интервенций и республиканцами-неоконами. По утверждению Washington Post, тройка советников женского пола в лице Хиллари Клинтон, Сьюзан Райс и Саманты Пауэр несёт основную ответственность за то, что вопреки рекомендациям министра обороны Роберта Гейтса в своё время убедила президента Обаму в целесообразности бомбардировок Ливии. Сьюзан Райс не просто всей душой поддержала программу «демократизации» Ближнего Востока, но и была одним из её главных протагонистов на посту постоянного представителя США в ООН, а теперь продолжает цепляться за это мертворождённое дитя на новом посту.

Тому, что Джон Керри, по всей вероятности, осознал пагубность этого курса и готов внести в него существенные коррективы, имеются разумные объяснения. Придя на пост госсекретаря 1 февраля 2013 года, он, в отличие от своей предшественницы Хиллари Клинтон, не несёт ответственности за запуск наделавшей столько бед «арабской весны» и в состоянии санировать некоторые её последствия. Правда, справедливости ради надо отметить, что Госдепартамент только сейчас начал выбираться из «туманного болота» ближневосточной политики Обамы, а до этого, пусть и без особого энтузиазма, но послушно в ней участвовал. Фактически Керри в настоящий момент спасает престиж или то, что от него осталось, всей администрации США, включая президента Обаму, в то время как многие «спасаемые» отчаянными усилиями пытаются этому помешать. Возможно, они не просто находятся в плену собственных догм, но и опасаются грядущих разбирательств по типу дела «Иран - контрас».

Думается, что в ходе набирающей обороты президентской кампании 2016 года разборок по поводу ближневосточной политики демократической администрации в любом случае не избежать, особенно, если кандидатом от республиканцев будет Дональд Трамп, а от демократов - Хиллари Клинтон. На все её упреки по поводу того, что её соперник слабо разбирается во внешней политике, он может выставить встречный иск, указав на «реальные свершения» своей конкурентки на этом поприще, в том числе по части «демократизации» Ближнего Востока.

Дмитрий Минин

По материалам fondsk.ru


Мои твиты
Обзор
newsmen_lj
Tags:

Синдром третьего срока
Обзор
newsmen_lj
В конце октября – начале октября в политической жизни Африки произошли важные события.

5 ноября вступил в должность новый президент Объединённой Республики Танзания – страны с 50-миллионным населением на востоке Африки. С момента завоевания независимости в 1961 году (1) власть в стране бессменно принадлежала Партии революции (Чама Ча Мапиндузи), созданной отцом-основателем современной Танзании Джулиусом Ньерере. На сегодняшний день это старейшая правящая партия в Африке, лидер которой всегда избирался президентом республики.

Новым президентом Танзании стал представитель правящей партии, бывший министр труда Джон Магуфули, получивший 58% голосов избирателей. Новому президенту 57 лет, по образованию он химик, доктор химических наук. Всю жизнь считался «крепким хозяйственником»: занимал должности министра труда, сельского хозяйства, жилищного строительства, животноводства и рыболовства…

В последние годы Танзания показывает высокие темпы экономического роста (в 2014 году рост ВВП составил 7,4%). Основой экономики Танзании являются сельское хозяйство и добывающая промышленность. Главные экономические партнёры страны - Китай и Индия, а также Южная Африка и Швейцария. С сожалением приходится констатировать упадок экономических связей между Танзанией и Россией. Отсутствие России на танзанийском рынке тем более бросается в глаза на фоне сравнительно недавней истории - огромного положительного опыта сотрудничества наших стран в период 1966-1990 годов, когда российскими специалистами были проведены поисковые и разведывательные работы на твёрдые полезные ископаемые. Проведенные работы дали отличный результат, показав наличие в недрах Танзании запасов полиметаллических руд, рудного и россыпного золота, месторождений цементного сырья. Золото до сих пор остаётся основой экспортного потенциала страны (хотя разграбление её золотых запасов немцы начали ещё в начале XIX века). В 2010 году в Танзании обнаружены запасы природного газа, разрабатываются новые месторождения никеля и каменного угля…

25 октября состоялись выборы в Республике Кот-д’Ивуар, на которых победил нынешний президент страны Алассан Уаттара. Африканский союз признал эти выборы демократическими, но согласиться с этим трудно. А.Уаттара пришёл к власти на штыках (точнее, бомбах) французской армии, которая свергла законно избранного президента Лорана Гбагбо. На Западе так хотели видеть президентом А.Уаттару, что даже пошли на применение миротворческих сил ООН в Кот-д’Ивуаре, чтобы свергнуть президента Л.Гбагбо. Свои услуги предоставил и Международный уголовный суд (МУС), тут же в спешке, без доказательств выдвинул обвинительный акт против Гбагбо. Спешили, потому что стояла задача обосновать свержение законного президента. С момента ареста президента Гбагбо прошло уже четыре года, судебный процесс должен был начаться в ноябре, но МУС вновь отложил начало суда, так как прокуратуре до сих пор нечего представить в качестве доказательств! Арестовали даже жену Л.Гбагбо, но всё тщетно. Сейчас есть серьёзные опасения за состояние здоровья Л.Гбагбо - в голландской тюрьме Схевенинген знают, как это делать…

Ещё одно событие: 1 ноября Конституционный суд Республики Гвинея утвердил в качестве победителя на президентских выборах нынешнего главу государства Альфа Конде. Тремя неделями ранее он победил в первом же туре выборов, набрав 57,8% голосов избирателей. Занявшие второе и третье места Селу Диалло (31%) и Сидия Туре (6%) отказались признать итоги выборов, но их претензии были отклонены.

Характерным для политической жизни Африки является так называемый синдром третьего срока. Когда-то западные элиты внедрили в конституционное право многих государств под соусом «общепризнанной демократической нормы» положение о запрете одному лицу избираться главой государства более чем на два срока подряд. В ряде случаев внедрением этого положения обусловливалась выдача кредитов. Сейчас во многих государствах Африки приступают к ликвидации этого ограничения. Так, в июле сего года президент Республики Бурунди П.Нкурунзиза выдвинул свою кандидатуру на пост президента на третий срок, и Конституционный суд страны принял юридически обоснованное решение о правомерности такого шага. П.Нкурунзиза победил на выборах, но в мировых СМИ была поднята истерия, в стране начались беспорядки, а 31 октября Барак Обама уведомил Конгресс США о своем намерении исключить Бурунди из списка стран, подпадающих под действие американского закона об экономическом росте и торговых возможностях Африки, по той причине, что «правительство Бурунди не добилось прогресса в плане установления верховенства закона и политического плюрализма».

В то же время референдум в Республике Конго, прошедший 26 октября, «не заметили». Между тем в Конго снято не только конституционное ограничение на количество сроков, но и ограничение предельного возраста президента 70 годами. Нынешнему президенту Дени Сассу-Нгессо 72 года. Впрочем, в отношении него снятие ограничения было чисто формальным: он занимает должность президента уже 31 год - с 1979 года, с перерывом в 1992-1997 гг.

Не вызвало никаких возражений и то, что 30 октября парламент Республики Руанда внёс изменения в Конституцию, в результате чего нынешний президент П.Кагаме также может переизбираться независимо от ограничения сроков. На фоне истерии в отношении Бурунди в Руанде всё прошло тихо.

Аналогичные планы по пересмотру конституционных ограничений на количество сроков избрания одного лица президентом имеются также в Демократической Республике Конго, Того и некоторых других странах. Африка довольно целенаправленно преодолевает навязанные в своё время ограничения на выбор лиц, осуществляющих власть. Что же касается реакции Запада на эти шаги, то она крайне выборочна, в ней ясно видны двойные стандарты.

* * *

…Африканский синдром третьего срока - повод серьёзно задуматься о реальной ценности западной концепции разделения властей, искусственно окружённой ореолом универсальности. На каком-то историческом этапе эта концепция была внедрена западными элитами в правовые системы государств с одной-единственной целью - недопущения преемственной власти как важнейшей предпосылки суверенного правления и осуществления долгосрочных проектов развития. Если и говорить о синдромах, то разделение властей в том виде, в каком оно было когда-то миру навязано, влечёт синдром хронического кризиса управления. В Африке это осознали раньше других…

(1) В 1961 году независимость была завоёвана материковой частью Танзании – Танганьикой. А в 1963 – островной частью Занзибаром. Объединённая Республика Танзания была создана как единое государство в 1964 году.

Александр Мезяев.

По материалам fondsk.ru


Польша. Ягеллонская идея в ближайшие годы
Обзор
newsmen_lj
Чего ожидать Польше, Европе, России после безоговорочной победы на выборах в сейм партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослава Качиньского, в принципе, понятно. В делах власти эта партия не новичок.

Получив на выборах 25 октября 39,1% голосов избирателей и 242 мандата из 460, ПиС теперь не только формирует новое правительство (премьер Беата Шидло), но и держит в президентском дворце «своего человека»: избранный летом президент Анджей Дуда – также выдвиженец ПиС. Традиционная линия этой партии — националистическая, более консервативная, чем у проигравшей Гражданской платформы, тесно связанная с костёлом. ПиС – это евроскептики, часто критикующие Брюссель, крайне настороженно относящиеся к Германии, отдающие свои политические симпатии, прежде всего, Соединённым Штатам и НАТО. В период президентства Леха Качиньского (2005-2010 гг.) лагерь безоговорочно поддерживавших США «младоевропейцев» во главе с Польшей нередко противопоставлялся старой Европе (Германии, Франции, Италии).

Не претендуя на прогноз в отношении политики нового польского кабинета, можно сказать, что ПиС - это партия «актуализации истории» в том смысле, что она больше других политических сил в стране ориентирована на многовековое историческое наследие Речи Посполитой. Политологи говорят о давней приверженности ПиС «ягеллонской идее» (Ягеллоны - польская королевская династия, правившая в XIV-XVI вв.), что подразумевает подчинение польскому культурно-политическому влиянию земель на Востоке - входивших некогда в состав Речи Посполитой Литвы, Белоруссии, Украины.

Известный евроскептицизм ПиС объясняется этим же «историческим взглядом», которому Евросоюз представляется новоделом. И то сказать: в Евросоюзе Польша — такой же рядовой член, как какая-нибудь Эстония, а в том проступающем из прошлого ареале «польского культурного влияния» — исторический лидер. Что-то вроде Великобритании в Британском содружестве наций.

Многие староевропейцы считают, что Польша «хочет стать Германией для Восточной Европы», но тут надо внести поправку. Лидерство Германии в Европе основано на мощи её экономики. Польше в этом смысле претендовать на лидерство по отношению к Литве, Белоруссии, Украине не приходится. Речь больше идёт о притязаниях на культурное, политическое, отчасти военное (в пределах выпрошенных у США полномочий) влияние на белорусов и украинцев, которым следует напоминать об общем фрагменте истории. А что бывшие «холопы» могут помнить старую поговорку о гоноровом пане, который «три дня не ел, а в зубах ковыряет», то это, как говорится, «издержки истории», уж таким запомнился этот пан, освоивший за сотни лет лишь сдачу в аренду поместий, доходов да право пропинации (исключительное право шляхты на производства и продажу спиртных напитков).

ПиС – это прагматики, но при этом некоторые их политические шаги выглядят так, будто Речь Посполита только позавчера рухнула или, наоборот, послезавтра возродится. Кстати, неприятие братьями Качиньскими Германии тоже связанно с историей. Сколько бы они ни распаляли русофобские страсти, а всё равно помнят, что разделы Польши инициировала Пруссия, что у Екатерины, долгое время связанной турецкими делами, согласие на раздел вырвал Фридрих Второй… И события, которые произошли 1 сентября 1939 года для Ярослава Качиньского факт не менее а, может быть, более актуальный, чем резолюции, принимаемые Брюсселем в 2015 году.

Для приверженцев этого мировоззрения Россия – давний исторический противник, отнявший у Польши Литву, Белоруссию, Украину. Германия - такой же исторический противник. А вот руководимый немцами Евросоюз — противник уже онтологический, это новый унифицированный мир, враждебный исторической Польше. Да, Россия наносила военные поражения Речи Посполитой, но Евросоюз стирает сами следы её политической культуры, посягает на польскую идентичность. И те, кто говорят о возможном улучшении отношений между Варшавой и Москвой, имеют в виду, что этот евроскептицизм, консерватизм — точка взаимопонимания нового польского правительства с Россией. Сейчас это просматривается как тенденция во многих странах Европы: раньше хорошее отношение к России (СССР) было пропорционально «степени левизны». Теперь поддержка Москвы в Европе чаще пропорциональна «степени правизны»: Лё Пэн во Франции, Берлускони в Италии, то же видим в Венгрии, в Австрии. Выпадает отчасти Германия: СДПГ, а тем более Левая партия более дружественны к России, чем ХДС/ХСС, но развитие кризиса, вызванного беженцами, наверняка добавит России симпатий и на правом фланге немецкой политики. Этот сдвиг в европейском политическом спектре, конечно, связан с поддержкой в России традиционных ценностей, семьи, но отчасти и — с метаморфозами самих левых. Скандинавские страны так и остались традиционной вотчиной социал-демократов, но сами они сблизились с либералами, атлантистами и с этих позиций нередко идут в авангарде антироссийской политики.

Депутат от партии «Союз демократических левых сил» Тадеуш Ивиньский и зампред комиссии Сейма Польши по иностранным делам, напротив, считает, что национализм и евроскептицизм ПиС приведут Польшу к «ухудшению отношений с Россией, а также с Германией». Кроме того, напоминает Ивиньский, Польша была «первой страной, которая признала независимость Украины в 1991 году», с тех пор ничего не изменилось, и со стороны правительства, которое сформирует ПиС, «возможна даже еще большая поддержка украинского режима».

Действительно, лидеры ПиС с самого начала поддерживали майдан, продолжат они поддерживать режим Порошенко и сейчас, но это ещё не всё. В свете того, что мы сказали об «актуализации истории», в высшей степени характерна статья поляка Лукаша Адамского «Польско-украинские отношения — от истории не убежать», помещённая в украинском издании «Зеркало недели».

«Диалог украинцев и поляков о прошлом необходимо интенсифицировать, - пишет Адамский. - Этого требует значительный общественный интерес наших государств, в частности, потребность в более эффективной борьбе с российскими историческими манипуляциями. Драматические события, длящиеся на Украине уже два года - революция в защиту демократии и политики европейской интеграции, агрессия России - обнаружили большое значение рефлексии об истории для текущей политики». Культ УПА, успокаивает поляков Лукаш Адамский, - это просто «результат пробелов в историческом знании молодых украинцев, проявление их экзальтированного патриотизма»… И далее: «Поданный таким образом образ Украины (с героизацией УПА на первом плане) влияет на позицию польского общества в отношении нее. Два предыдущих президента — Лех Качиньский и Бронислав Коморовский, которые постоянно поддерживали Украину, потеряли немалые политические дивиденды в самой Польше, когда в Киеве принимались правовые акты, славившие ОУН, УПА и их руководителей.

Наиболее острой является проблема Волынской резни. Поляки должны понимать, что в ближайшее время Украина, которая борется с российской агрессией, не отступит кардинально от героизации УПА — подполья, которое много лет оказывало отчаянное сопротивление Советам (курсив мой. – И.Ш.). Поляки должны решительно избегать любого пренебрежительного, снисходительного отношения к украинцам»

Очень примечательное рассуждение. Поляков уговаривают пока потерпеть с претензиями к УПА за Волынскую резню. Тут сказывается старая иезуитская школа, но и заметно сходство со знаменитой рекомендацией Юлии Тимошенко в отношении жителей Донбасса: «Пока соглашайтесь с ними, вешать мы их будем потом».

Ягеллонская идея жива. Работа с историей началась.

Игорь Шумейко

По материалам fondsk.ru