?

Log in

No account? Create an account
Ангела Меркель и картина маслом "Слепые"
Обзор
newsmen_lj
Ангела Меркель и картина маслом «Слепые»

Не ошибёмся, если скажем, что предстоящий 7-8 июня в Баварии саммит G7 ни к каким серьёзным решениям в области международной политики не приведёт. И причина прискорбная: некоторые из лидеров «cемёрки», говоря об истории наших дней, обнаруживают провалы в памяти, не могут освободиться из плена доктринальных иллюзий, демонстрируют беспомощность в попытках создать картину ближайшего будущего.

Одно из подтверждений - статья канцлера Германии Ангелы Меркель в японском издании Yomiuri, где она делится своим недоумением по поводу развития мировой ситуации.

«Никто не мог подумать, что через 25 лет после холодной войны мир будет нарушен присоединением Крыма.

Никто не мог подумать, что эпидемия Эболы будет угрожать развитию африканских стран.

Никто не мог подумать, что группировки, действующие на Ближнем Востоке, будут представлять такую опасность», - говорится в статье Меркель.

Слышать такое от руководителя большого и влиятельного государства по крайней мере странно. Существует выражение: «смотреть на мир через прицел винтовки», объясняющее узость взглядов смотрящего. Ангела Меркель не смотрит на мир сквозь прицел, но узость ее взглядов поражает и влечёт за собой тягостный вопрос: а возможен ли с ней вообще продуктивный диалог?

Госпожа канцлер полагает, что мир после окончания холодной войны был нарушен присоединением Крыма, но почему-то начисто забывает, что Запад отпраздновал окончание холодной войны нападением в 1999 году на Югославию. Ликующие вопли немецких СМИ «Люфтваффе снова в небе над Белградом!» не дошли до ее слуха, а её взор не запечатлел картины горящих городов и детских трупов. Наверное, она ничего не слышала ни о геноциде сербов в Косове, ни о том, что из Сербии насилием была с кровью вырвана ее историческая сердцевина.

Конец эпохи «благополучия» Меркель начинает отсчитывать от Крыма, жители которого своё воссоединение с Россией концом благополучия почему-то не считают.

Есть такая болезнь, как глухонемослепота. Это страшное несчастье. А в политике появилась разновидность этой болезни, которую позволительно назвать полуглухонемослепотой. Поражённые ею страдальцы используют органы чувств для того, чтобы видеть то, что хочется, и не видеть то, что не хочется. При этом они упорно утверждают, что именно их полуглухонемослепое состояние и есть показатель здоровья. Разве рассуждение Меркель о том, что «никто не мог подумать, что группировки, действующие на Ближнем Востоке, будут представлять такую опасность», не свдительство полуглухонемослепоты? Люди, чьи органы чувств не повреждены, давно предупреждали, что именно такими и будут последствия американской агрессии в Ираке. И не кто иной, как предшественник Меркель канцлер Шрёдер отказался участвовать в этой авантюре, потому что видел, к чему она приведет. Увы, сегодня Германией правят люди с совершенно иным восприятием чувственного мира.

Заявление Меркель о том, что никто не мог предполагать появления вируса Эбола, тоже от лукавого. Смертельные эпидемии мучают Чёрный континент еще со времён классического колониализма, а в последние десятилетия африканцы испытали на себе (или на них ипытали?) и СПИД, и многие другие уникальные заболевания. Эбола - лишь звено в этой длинной цепи. По всей вероятности, звено не последнее, потому что правители «золотого миллиарда» давно ведут дело к тому, чтобы избавить планету от «лишних» людей.

Однако Меркель всего этого не видит.

Возникает вопрос о соответствии масштаба мышления нынешнего канцлера ФРГ той роли, которую Германия играет в мировых делах. Вопрос не праздный. Хотя, конечно же, немцы – это не та нация, которая будет долго терпеть правление людей с означенными выше дефектами органов чувств. Недавнее требование Ангелы Меркель как можно скорее заключить с Соединёнными Штатами договор о зоне свободной торговли вызвало в ФРГ тихую бурю, которая будет дорого стоить фрау бундесканцлерин. Так безоглядно интересы германского бизнеса еще ни один из послевоенных немецких руководителей не сдавал. Немецкий бизнес хорошо знает, чего стоят заверения американских партнёров о fair play - честной игре. Одни гигантские субсидии правительства США своим сельхозпроизводителям в нарушение всех норм ВТО - тому достаточное свидетельство. Боятся немцы и потока генно-модифицированной продукции, и «черного» реэкспорта из Китая, и многих других приемов американских деловых людей, описанных еще остроумным О’Генри.

Наверное, Вашингтону и нужны партнеры с такими особенностями восприятия окружающего мира, как у Меркель, - ведь любой иной государственный руководитель поставил бы интересы своего народа выше интересов заокеанских корпораций.

То, что Ангела Меркель поддержала исключение Владимира Путина из «Большой восьмёрки», говорит об ограниченности её политического горизонта. Это не ошибка. Это симптом болезни. Обвинять Россию в «аннексии» русского Крыма, забывая о том рвении, с каким Германия участвовала в преступном расчленении Югославии, может лишь политик, не способный к бинокулярному зрению.

И теперь, когда украинский режим во избежание дефолта и экономического краха выходит на единственно оставшуюся для него тропу войны, Ангела Меркель готовится снова обвинить во всём Россию. Недаром Порошенко начал новые военные действия накануне саммита G7 - рассчитывает дождаться из Баварии слов поддержки.

Как говорится, картина маслом. Под названием «Слепые». Почти по Питеру Брейгелю Старшему.


Дмитрий Седов

По материалам fondsk.ru

Вольская резня. Свидетельство политической амнезии
Обзор
newsmen_lj
Вольская резня. Свидетельство политической амнезии

Польша страдает поразительной политической амнезией во всём, что связано с массовыми преступлениями нацистов против польского народа. Один из самых показательных примеров – Волынская резня 1943 года, которая унесла десятки тысяч жизней поляков, убитых украинскими нацистами. Память о трагедии не исчезла, но это не мешает польским властям поддерживать в Киеве идейных наследников тех, кто учинил резню на Волыни.

Другой пример - Вольская резня в ходе Варшавского восстания (Воля - район польской столицы). Тогда всего лишь за пару дней, 5-6 августа 1944 года, нацистами, на этот раз немецкими, было уничтожено около 60.000 поляков. Это преступление стало самым массовым единовременным убийством мирного населения в Европе во время Второй мировой войны.

Причины, по которым немецкие и украинские нацисты уничтожали поляков десятками тысяч, не составляют секрета. Высказывания на этот счет нацистских вождей, бесстыдно замалчиваемые сегодня польскими и украинскими пропагандистами, очень откровенны.

22 августа 1939 г. Гитлер, выступая перед своими генералами в Оберзальцберге, заявил: «Я отдавал приказы и приказываю расстреливать каждого, кто посмеет вымолвить хоть слово критики в отношении того, что война не имеет своей целью дойти до определенной границы, а только физическое уничтожение противника. Вот поэтому я направил на восток мои «тотенкопфсштандарте», приказав им безжалостно уничтожать всех мужчин, женщин и детей польской расы и языка. Лишь таким способом мы завоюем столь необходимую нам территорию».

Выполнение этих планов после захвата Польши нацистами было поручено казнённому впоследствии по приговору Нюрнбергского трибунала Гансу Франку. 19 января 1940 года он сообщал на конференции начальников департаментов Генерал-губернаторства, созданного на части территории оккупированной немцами Польши: «15 сентября 1939 года мне было поручено осуществлять власть на захваченных восточных землях. Я получил специальный приказ неукоснительно разрушать все на этих территориях, являющихся военной добычей, территориях, где ведется война; приказ превращать всё то, что там находилось, в груду развалин в социально-экономическом, культурном и политическом смысле этого слова».

Дела нацистских главарей не расходились со словами. И трагедия разрушенной Варшавы, и Вольская резня – тому подтверждения. Свет на события тех дней проливают свидетельства их непосредственных участников, появившиеся вскоре после трагедии. Вот выдержка из статьи, опубликованной в № 64 за 1944 год газеты Trybuna Wolnosci – органа действовавшей в подполье Польской рабочей партии. Статья за подписью «поручик Зенон» (настоящее имя - Zenon Kliszko) была написана заместителем командира группировки Армии Людовой во время Варшавского восстания. Статья написана языком тех лет, но она передаёт напряжение борьбы, которая разворачивалась по мере того, как Красная армия, освобождавшая Европу, продвигалась на запад:

«Мысль о Варшаве, о нашей окровавленной, лежащей в руинах столице, ни на минуту не оставляет тех, кто борется за полное освобождение страны от гитлеровского ига. Но чем сильнее наша боль в связи с варшавской трагедией, чем лучше мы отдаем себе отчет о потерях, которые причинили варшавские события народу, тем настоятельнее необходимость определить виновников трагедии. Вопрос о варшавском восстании должен быть полностью выяснен нашим общественным мнением.

Проблема вооруженного восстания в Польше не раз обсуждалась на страницах нашей партийной прессы... Руководство партии исходило из того, что вооруженное восстание не может быть актом импровизации, оно должно быть тщательно подготовлено всем развитием партизанского движения, что оно может начаться на волне массовой активной борьбы и непременным для него условием является согласование действий между штабами союзнических армий, и в первую очередь со штабом Красной Армии, несущей освобождение Польше…

В то же время реакционные элементы лондонского представительства и санационное руководство Армии Крайовой физически и морально разоружали народ, провозглашая лозунг пассивного ожидания, лозунг «стоять с оружием у ноги». Под влиянием изменения соотношения политических и общественных сил в стране, под воздействием низов, которые все энергичнее протестовали против политики пассивности, командование Армии Крайовой решилось, чтобы избежать изоляции от общественности, внести формальную поправку в свою позицию — перейти к так называемой «ограниченной борьбе»...

Когда Восточный фронт стал быстро откатываться на запад, когда казалось, что Красная Армия и польский народ вот-вот освободят Варшаву от гитлеровских оккупантов, руководство Армии Крайовой охватила паника в связи с замечательными успехами Красной Армии, и оно решило как можно скорее захватить власть в Варшаве...

В течение 6 дней, предшествовавших восстанию, руководство Армии Крайовой подвергло жителей столицы тяжкому испытанию. Со дня на день переносилось начало восстания, город оставался в напряженном состоянии боевой готовности. В таких условиях нельзя было застать врасплох гитлеровских оккупантов. Зато начало восстания было неожиданным для командования Красной Армии, для командования Армии Людовой. Как в июле и августе 1939 г., так и через 5 лет, в июле 1944 г., санационная клика сделала все, чтобы не допустить соглашения военных и политических организаций, действовавших на территории Варшавы, не допустила и совместного, хотя бы спорадического обсуждения политической и военной обстановки на варшавском участке фронта...

Вопреки логике и здравому смыслу, не учитывая мнения других, руководство Армии Крайовой спровоцировало восстание 1 августа. Уже первые дни ясно показали, что начатая… акция является преступной политической авантюрой.

Первые дни восстания разоблачили истинные намерения реакционных инспираторов восстания. Даже для постороннего наблюдателя становилось очевидным, что АКовский штаб не разработал общего оперативного плана восстания, что с военной точки зрения оно не было подготовлено. Хотя за несколько дней до восстания неоднократно объявлялось о состоянии всеобщей боевой готовности и шла безответственная игра со сроками восстания, значительная часть отрядов Армии Крайовой не была привлечена к проведению военных операций. Многие из них были отрезаны от своих сборных пунктов, оказались без оружия и снаряжения...

Источником этих промахов и ошибок военного характера было стремление штаба Армии Крайовой поднять восстание не против немцев, а против Советского Союза... За два дня до восстания так называемый конвент независимых организаций… расклеил на улицах Варшавы листовки с клеветой на Красную Армию. Из-за слепой ненависти к лагерю польской демократии… штаб АК уже не замечал немцев в Варшаве, зато передовые части Красной Армии выдавал за десятки танковых дивизий, готовых в любой момент ворваться в город. Эти господа уже не считали немцев врагами.

Своим главным врагом они считали Советский Союз и весь лагерь польской демократии. Вот в чем кроются корни тяжкого преступления в отношении Варшавы, совершенного командованием Армии Крайовой и представительством эмигрантского правительства в Лондоне».

В этом же, добавим мы к выводу автора статьи, кроются и корни Вольской трагедии.

Валерий Врублевский

По материалам fondsk.ru

Мои твиты
Обзор
newsmen_lj
Tags: