?

Log in

No account? Create an account
Украина может пополнить список «замороженных конфликтов".
Обзор
newsmen_lj

Украина может пополнить список «замороженных конфликтов» ("Los Angeles Times", США)
Кэрол Уильямс (Carol J. Williams)

Линии фронта на Украине в последние недели почти не движутся. Правительственные силы и поддерживаемые Россией сепаратисты переходят на зиму к оборонительной тактике, и это переводит конфликт в тупиковую фазу в духе Первой мировой.

Судя по всему, Украина движется к состоянию очередного «замороженного конфликта». Внешний мир громко осуждает российскую агрессию, но вмешиваться явно не намерен. Идея о том, что «владение — это девять десятых права», давно не чужда Кремлю. Он не раз руководствовался ею с тех самых пор, как 23 года назад распался Советский Союз. Российские войска контролируют молдавское Приднестровье с 1992 года и уже шесть лет поддерживают марионеточные правительства, созданные пророссийскими сепаратистами в грузинских Абхазии и Южной Осетии.

Однако геополитических целей с помощью территориальных захватов достигают не только на постсоветском пространстве. Мир изобилует замороженными конфликтами. Самым старым из них - больше 60 лет. Борьба за Кашмир вызывает кровопролитные конфронтации со времен состоявшегося в 1947 году раздела Британской Индии. Противостояние между двумя Кореями тянется уже седьмое десятилетие: стороны так и не смогли завершить мирным соглашением войну, которую сверхдержавы вели руками корейцев в 1950-1953 годах. При этом, как отмечают специалисты по международному праву и безопасности, большинство замороженных конфликтов нельзя назвать полностью статичными. Конфликт между Индией и Пакистаном из-за Кашмира перерастал в войну в 1947, 1965 и 1999 годах, а стычки между сторонами происходят постоянно. Инциденты со стрельбой в демилитаризованной зоне между Северной Кореей и Южной Кореей считаются обычным делом. Более того, казалось бы, затихшие конфликты — такие, как продолжающийся с 1988 года спор между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах, — могут неожиданно вспыхивать с новой силой.

На деле, эти конфликты не столько «заморожены», сколько игнорируются международным сообществом, которое либо слишком занято, либо заинтересовано в том, чтобы закрывать глаза на нарушения международного права или послевоенных договоренностей. В большинстве случаев, существует фактический победитель, а ярлык «замороженного конфликта» по сути лишь прикрывает нежелание демократических стран отстаивать собственные ценности. Оккупация Турцией северной части Кипра — территории государства, входящего в Европейский Союз, — пожалуй, самый яркий пример того, как вторжение и завоевание маскируются бессильной миротворческой миссией, позволяющей сохранять иллюзию мирного процесса.

«Европейский Союз не хочет конфликтовать с Турцией — большой, агрессивной и параноидально настроенной, — объясняет профессор международного права из Северо-Западного Университета Юджин Конторович (Eugene Kontorovich). — В пользу киприотов конфликт явно не разрешится. Сейчас турки претендуют на шельф Кипра, на котором был обнаружен природный газ». Объединяющий 28 стран Евросоюз отстаивает идеи мира, демократии и честности в торговле и в дипломатии. При этом он не только продолжает обсуждать вступление Турции в свой состав, но и ведет с Анкарой переговоры о кипрских ресурсах, отмечает Конторович. Точно так же Европа ведет с Марокко переговоры о ресурсах Западной Сахары, которую марокканцы оккупируют с тех пор, как в 1976 году из этого отдаленного африканского региона ушла Испания.

Длящийся уже почти 40 лет конфликт вокруг Западной Сахары до сих пор не разрешен, — как и противостояние Турции и Кипра, — потому, что в нем не участвуют мировые тяжеловесы, а на конфронтацию оккупантов-марокканцев с местным национально-освободительным движением международное сообщество не обращает внимания. Украина, на которой Москва и Вашингтон — старые противники времен холодной войны — поддерживают разные стороны все более кровавого конфликта, выглядит совсем другим случаем.

«Самое любопытное во многих замороженных конфликтах — то, до какой степени они служат для великих держав игровыми площадками, — считает Брайан Ли (Bryan Lee), директор программы по нераспространению ядерного оружия в Евразии Монтерейского института международных исследований. — Сталкивались бы мы с ними, если бы не борьба Соединенных Штатов и России?» Там, где речь идет об интересах сверхдержав, остальной мир, по словам Ли, ничего не может сделать. Той искрой, которая разожгла конфликт, стал предложенный Украине путь к членству в ЕС. Однако дергать стороны из-за кулис за ниточки две соперничавшие сверхдержавы заставляет упорное стремление российского президента Владимира Путина не допускать НАТО на территории, которые он считает традиционной сферой влияния России.

Ли считает наличие ядерных держав по разные стороны украинского конфликта крайне опасной ситуацией. «До сих пор ни один конфликт не разворачивался так близко от границ НАТО и не затрагивал постоянно испытываемую странами Прибалтики и Польшей угрозу со стороны России», — говорит он. За восемь месяцев боев на Украине погибли 4300 человек — причем, многие из них были мирными жителями. Наземная война сопровождается участившимися российскими вторжениями в воздушное и морское пространство соседей. Западный альянс теперь вынужден почти каждый день поднимать в воздух свои истребители.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) предупредил о рисках для гражданского авиасообщения. Между тем, российские самолеты продолжают воздушное противостояние с силами альянса из Польши и бывших советских республик — Эстонии, Латвии и Литвы. Когда 17 июля на Восточной Украине упал пассажирский самолет Malaysia Airlines и погибли 298 человек, причиной этого, по официальной версии, стало «воздействие высокоэнергетических объектов». Чиновники в Киеве и их западные союзники обвиняют поддерживаемых Москвой сепаратистов в том, что они приняли Boeing 777 за украинский военный транспорт и сбили его с помощью полученного от России современного зенитно-ракетного комплекса.

«Подобная неразбериха опасна, — заметил Ли, говоря об опосредованной конфронтации между США и Россией. — Представьте себе, что было бы, если бы это был не малайзийский, а польский лайнер».

Оригинал публикации: Ukraine may join the list of world's 'frozen conflicts'


По материалам ИноСМИ.



Путин и синдром осажденной крепости ("Les Echos", Франция)
Обзор
newsmen_lj

Путин и синдром осажденной крепости ("Les Echos", Франция)
Президенту России приходится платить высокую цену за свою украинскую авантюру в экономическом и дипломатическом плане, однако он все еще пользуется широкой народной поддержкой в своей стране. И все еще окончательно не разорвал диалог с Западом.
Ив Бурдийон (Yves Bourdillon)


Владимир Путин — не «обставивший Запад гроссмейстер», а просто лидер, которому из-за украинской авантюры пришлось столкнуться с «падением курса национально валюты, масштабным финансовым кризисом и гигантским экономическим спадом». Эти прозвучавшие незадолго до рождества заявления Барака Обамы, безусловно, являются частью развернувшейся между Москвой и Вашингтоном информационной войны. Однако и совсем уж необоснованными их никак не назвать. Потому что России действительно приходится дорого расплачиваться за геополитические приобретения в Крыму, названные неоценимыми в цивилизационном плане. А 2015 год начинается для нее не лучшим образом.

Это бесспорно в экономическом плане, потому что валюта потеряла 44% по отношению к доллару за прошлый год, и еще 7% в понедельник. Такое падение курса в первую очередь связано с обвалом цен на нефть (на нее приходится треть всех валютных поступлений страны), которая откатилась до отметки в 50 долларов за баррель (всего на 10 долларов выше стоимости добычи в Сибири по данным Energy Aspec) против 115 долларов летом. Тем не менее западные санкции, которые приняли в ответ на дестабилизационные действия России на востоке Украины, сыграли еще большую роль, так как рубль упал сильнее валют других стран-экспортеров черного золота.

В результате россияне обеднели по отношению к импорту, на который приходится половина всего потребления горожан. Набравшие валютных займов предприятия оказались в тяжелейшем положении. Над бизнесом навис призрак серийных банкротств, что вынудило Кремль в срочном порядке предоставить поддержку Газпромбанку и ВТБ, которые занимают втрое и третье места в секторе по данным на конец декабря. Чтобы понять масштабы сегодняшнего кризиса, достаточно представить себе, что общая капитализация московской биржи сейчас вдвое меньше капитализации Apple. И это еще не конец, потому что, по словам бывшего министра финансов Алексея Кудрина, ВВП может сократиться в этом году еще на 4-5%.

Кроме того, Россия оказалась в изоляции в дипломатическом плане. Аннексия Крыма была признана только Кубой, Никарагуа, Сирией и Венесуэлой. Соседи России, такие как Белоруссия, Армения и Казахстан, не стали присоединяться к протесту Запада, однако и не скрывают недовольства по поводу посягательства на территориальную целостность Украины. Идущий через Белоруссию поток европейских продовольственных товаров (на их импорт Кремлем было введено эмбарго) вызвал всплеск напряженности в отношениях Москвы и Минска и даже кратковременное восстановление пограничного контроля, хотя обе страны входят в Таможенный союз.

Москва и ее подпевалы в свою очередь утверждают, что это на самом деле Запад оказался в изоляции по украинскому вопросу, и что Россия пользуется широкой поддержкой развивающихся стран во главе с Индией и Китаем. В декабре Пекин заявил, что может оказать поддержку рублю путем свопового валютного соглашения. Однако эта новость никак не помешала дальнейшему падению рубля. Что касается российской угрозы о формировании альянса с Китаем, она в значительной мере является блефом. Действительно ли Россия с ее слабозаселенной западной Сибирью так уж готова броситься в объятья к стране, которая в девять раз превосходит ее по демографии и в пять раз по экономике? Пекин со своей стороны оборачивает ситуацию себе на пользу, закупая газ на собственных условиях (именно такой вывод следует из недавно подписанного соглашения) и не отказываясь от позиции главного экономического партнера США. Не воспользовался он и своим правом вето во время голосования в ООН по западной резолюции с осуждением России по Крыму...

Как бы то ни было, подобная международная изоляция вовсе не означает, что Путина загнали в угол. По данным недавнего опроса, его рейтинг потерял всего 3% после декабрьского падения рубля и все еще находится выше головокружительной планки в 80%. Санкции обычно вызывают лишь «равнение на флаг», особенно в такой стране как Россия, которая обладает выдающейся стойкостью, и где исторически тяжелых лет было куда больше, чем периодов процветания. И хотя многим москвичам приходится забыть о пармезане и поездках за границу, реакция провинции несет на себе отпечаток традиционного фатализма. И международная изоляция, наверное, не так уж и беспокоит Путина, чьим девизом иногда служит «oderint, dum metuant» (пусть ненавидят, лишь бы боялись) императора Калигулы.

Кроме того, на Западе существует неоднозначное мнение насчет губительных для некоторых его экспортеров санкций. Хоть в Кремле и говорят об осадивших страну фашистах и стремлении Вашингтона поставить ее на колени, Запад больше всего опасается дестабилизации ядерной державы. «Это не отвечает интересам Германии и Европы», — отметил на выходных немецкий вице-канцлер Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), по мнению которого санкции направлены лишь на то, чтобы заставить Россию «вернуться за стол переговоров». Американский госсекретарь Джон Керри никак не противоречил этой позиции, Франсуа Олланд отметил в понедельник, что с нетерпением ждет возможности снять санкции, как только Россия продемонстрирует «прогресс» в позиции по Украине. Намеченная на 15 января в Астане встреча лидеров Франции, России, Украины и Германии может стать возможностью для оценки этого прогресса. Последние несколько недель на украинском фронте наблюдается затишье, и Москва может довольствоваться замороженным конфликтом, который будет напоминать Киеву о том, что ему не стоит слишком уж активно продвигаться на запад.

Оригинал публикации: Poutine et le syndrome de la forteresse assiégée


По материалам ИноСМИ.


Взлом аккаунтов CENTCOM: неудобство для Пентагона или предвестник большой войны?
Обзор
newsmen_lj

12 января Twitter- и YouTube-аккаунты Центрального командования Вооруженных сил США (CENTCOM) были взломаны хакерами, которые назвались бойцами «Исламского государства» (ИГ). Центральное командование США – единое боевое командование в составе Вооруженных сил США, отвечающее за планирование операций и управление американскими войсками в случае военных действий в регионах Ближнего Востока, Восточной Африки и Центральной Азии. Кроме того, CENTCOM осуществляет координацию авиаударов по позициям ИГ в Сирии и Ираке.

С одной стороны, это почти рядовой случай для кибервойны, которая стараниями США стала одним из факторов  международных отношений. С другой стороны, тут есть некоторые нюансы.

Взлом учетных записей официальных государственных структур в США – дело непростое. Особенно военного ведомства, которое вкладывает миллиарды долларов в киберзащиту и кибервооружения. Однако киберджихадистам это удалось… Можно, конечно, всё списать на социальный инжиниринг или слабость защитных механизмов, но факт остается фактом – против американской госструктуры была проведена успешная атака. Официально CENTCOM открестился от любой ответственности за взлом, указав, что сервис является коммерческим и не находится на техническом обслуживании Министерства обороны США.

То, что атака направлялась «Исламским государством», говорит о существенном росте сил этой структуры. Атака стала своего рода параллелью к речи Б.Обамы, посвященной как раз усилению киберзащиты США и к терактам во Франции. Фактически это ответ радикального ислама на то, как Запад трактует нападение на еженедельник Charlie Hebdo.

Ещё один момент, пока что не ясный, – характер взлома. Представитель Белого дома Д.Эрнест сообщил, что власти расследуют инцидент. А неназванный сотрудник Пентагона в интервью Рейтер сказал, что этот взлом представляет скорее неудобство, чем угрозу безопасности. Однако это справедливо лишь в случае, если был взломан сам аккаунт, а не система. А такой уверенности нет, поскольку взломщики разместили на ленте Twitter документы, которые явно были получены путём взлома. Что еще попало в руки хакеров – неизвестно. Хотя опять же CENTCOM утверждает, что «информация, которая была размещена, не попала туда с серверов CENTCOM». Похоже, что Пентагон сейчас как раз в срочном порядке перепроверяет свои системы, пытаясь понять, что конкретно было украдено и у кого.

Да, соглашаются эксперты, характер обнародованной информации не говорит о том, что это документы высокого уровня секретности. Более того, часть информации, размещенной взломщиками в Интернете, является открытой. Вместе с тем в современные технологии и принципы разведки по открытым источникам подсказывают, что этот тезис – уже не аргумент при оценке важности тех или иных документов.

Наконец, существенный момент – характер выложенных документов. Не акцентируя внимания на персональных данных представителей командования CENTCOM, стоит обратить внимание на документы, касающиеся Китая и Северной Кореи, а именно: слайды с элементами береговых оборонных систем Китая и КНДР, а также пунктами сосредоточения войск США на этих направлениях.

Всё это может говорить о том, что США готовятся к большой войне с Китаем или по меньшей мере просчитывают возможность такой войны. Подготовка зашла настолько далеко, что даже на компьютерах сотрудников ведомств, не хранящих секретной информации в слабо защищенных системах, есть достаточно подробные документы, касающиеся возможной войны с Китаем.

О том, что мир стоит на пороге большой войны, говорят уже не первый год. Судя по всему, развитие событий на Украине подстегивает главного инициатора военного противостояния к более активным действиям. Втягивание государств Европы и Евразии в большой пожар войны на Украине, которая приведет к ослаблению основных конкурентов США, – часть этой стратегии. Китай занимает в этих условиях последовательно нейтральную позицию, давая понять, что ввязываться в ослабляющие его конфликты он не намерен. Тем временем США готовятся к решительным действиям.

Недавние «цветные революции», поджигающие целые регионы (сначала Северную Африку, потом Украину), попытка «взорвать» Турцию, война в Сирии, резкое усиление группировки «Исламское государство», террористическая атака на Францию, рост влияния в Европе радикальных группировок религиозного и националистического толка – всё это выстраивается в систему, за которой угадывается зарево большой войны.

Можно предположить, что сейчас в Соединённых Штатах принимаются меры, которые должны дать Америке решающее преимущество в грядущем противостоянии. О контурах такого противостояния, его возможных направлениях и целях можно составить некоторое представление даже по небольшим акциям вроде взлома заштатного аккаунта одного из военных ведомств США…

Борис Новосельцев.

По материалам сайта fondsk.ru

Tags: