?

Log in

No account? Create an account
События на востоке Украины заставляют Вашингтон паниковать
Обзор
newsmen_lj

В американских геополитических сценариях Украине отводится роль российской периферии, принудительные изменения строя жизни которой должны послужить для других государств на постсоветском пространстве примером отказа от «господства Москвы». В ближайших планах Белого дома – тем или иным способом заставить Москву, во-первых, признать законность новой власти в Киеве, во-вторых, согласиться с окончательным разворотом Украины в сторону Евро-Атлантики. Судьба самой Украины американцев мало интересует, как не принимается ими в расчет радикальный национализм захвативших власть путчистов. Разрушение государственности, слабая власть, раскол общества на Украине – всё это Западу на руку.

Таков общий фон, на котором Запад предлагает начать переговоры между Россией, США, ЕС и нынешним режимом в Киеве по урегулированию кризиса на Украине. Американцы спешат. Они намерены организовать первую встречу в ближайшие 10 дней. Однако уверенность главы пресс-службы Госдепартамента Джен Псаки, что такие переговоры в означенный десятидневный срок непременно состоятся, убеждает далеко не всех, многие считают, что окончательное решение остается за Кремлем.

Как ожидается, в переговорах примут участие глава дипломатии Европейского союза Кэтрин Эштон, госсекретарь США Джон Керри, министр иностранных дел России Сергей Лавров и исполняющий ныне обязанности главы МИД Украины Дещица. Из такого состава следует, что Запад в очередной раз попытается диктовать России свои условия по Украине, а кроме того, предложит Москве согласиться начать диалог с представителем путчистов в лице Дешицы. Одно дело встречаться с украинскими энергетиками по вопросу о поставках газа, и совсем другое – вести политический диалог по урегулированию внутреннего украинского кризиса с человеком, выступающим от имени Министерства иностранных дел Украины и не имеющим к тому же достаточных полномочий. О чем с ним можно договариваться?

Читать дальше...Collapse )


promo newsmen_lj may 15, 2013 06:29 1
Buy for 10 tokens
Место для промо для всех желающих. Posted via LiveJournal app for iPad.

Запад и «русская весна»: Европа корректирует свои оценки
Обзор
newsmen_lj

Запад и «русская весна»: Европа корректирует свои оценки

По мере того как проходит время после воссоединения Крыма с Россией, всё больше развеивается миф о всеобщем якобы осуждении мировым сообществом действий Москвы.

Мало-помалу позиция Запада начинает меняться. Пока что наиболее последовательны в критике Москвы Соединенные Штаты. Хотя точку зрения официального Вашингтона лишь с большой долей условности можно считать мнением американцев. В то время как Госдепартамент США обвиняет Россию в попытках дестабилизации ситуации на Украине, опросы показывают иную картину. Заодно выясняется, что американцы к тому же крайне слабо представляют, где эта Украина вообще находится. И чем менее уверенно они показывают на карте местоположение Украины, тем решительнее настроены в пользу американского вмешательства. Немало таких, кто полагает, что Украина находится то ли в Африке, то ли возле Бразилии, а возможно, и где-то в Восточной Азии.

Вместе с тем в американском обществе, особенно в консервативных его слоях, чаще начинают звучать выступления, свидетельствующие о понимании и поддержке действий России.

Известный американский политик и публицист Патрик Бьюкенен подметил, что Россия становится центром притяжения тех общественных сил, для которых важно сохранить свои культурно-исторические корни. В.Путин, по мнению П.Бьюкенена, говорит о том, о чем должны были бы говорить и западные лидеры, – о защите христианских ценностей, традиционной семьи. Фактически, считает П.Бьюкенен, В.Путин создает из Москвы образ «контрреформаторского сопротивления неоязычеству»…

Идея более решительного вмешательства США в дела Украины не находит сочувствия и у американских деловых кругов. А голосование в ООН по вопросу Крыма показало, что мировое сообщество разделилось на две практически равные группы государств. При этом если в США сторонники России заявляют о себе пока что негромко, то иначе обстоит дело в Европе, особенно в таких странах, как Германия, Франция, Великобритания и Италия.

Читать дальше...Collapse )


(no subject)
Обзор
newsmen_lj

Дождь пошел. Температура упала.

Tags:

(no subject)
Обзор
newsmen_lj

Стоять на переезде утомительно.

Tags:

Пятница.
Обзор
newsmen_lj

Сегодня пятница,  а поэтому подумалось тут. Первый бокал пива самый вкусный. Самый приятный и самый освежающий.

Tags:

Новое в ЕС: санкции против журналиста ("The Guardian", Великобритания)
Обзор
newsmen_lj


Новое в ЕС: санкции против журналиста
("The Guardian", Великобритания)
Дмитрий Киселев
10/04/201418:55
Похоже, Восток и Запад меняются местами. В том смысле, что в России мы пользуемся всеми преимуществами свободы слова, в то время как на Западе политкорректность, либо политическая целесообразность, поданная как соображения безопасности, уже стали аргументами против свободы слова.

 

В России этого нет. Почему? Да потому, что СССР и однопартийная система в прошлом, и Россия постепенно возвращается к естественному для русской души диапазону. Точно его описал Федор Достоевский устами героя «Братьев Карамазовых»: «...Мы натуры широкие, Карамазовские, способные вмещать всевозможные противоположности и разом созерцать обе бездны, бездну над нами, бездну высших идеалов, и бездну под нами, бездну самого низшего зловонного падения... Две бездны, две бездны, господа, в один и тот же момент, — без того мы несчастны и неудовлетворены, существование наше неполно. Мы широки, широки как вся наша матушка Россия, мы всё вместим и со всем уживёмся!»

 

Бездна внизу и бездна вверху — не только диапазон русского характера, но и практический диапазон свободы слова в сегодняшней России. В эфире радио «Эха Москвы», что в составе медиа-холдинга «Газпром-медиа», популярная у слушателей Ксения Ларина грохочет: «От патриотизма меня тошнит червяками и вишневыми косточками». На телеканале «Дождь» писатель Виктор Ерофеев заявляет, что в ходе второй мировой «Ленинград нужно было сдать немцам», обесценивая тем самым подвиг защитников города. Главный редактор еженедельника «The New Times» Евгения Альбац говорит, что пусть Китай забирает себе Сибирь... Все они считают себя либералами. На мой взгляд, они ультра-либералы, ультрас.

 

Так или иначе, а все названные и многие другие на ультра-либеральном поле России продолжают работать без государственных ограничений свободы слова. Разумеется , у ультра-либералов есть яркие оппоненты на патриотическом фланге. Правда, они не призывают репрессировать ультра-либералов или тем более включать в люстрационные или санкционные списки. Чего не скажешь о самих ультра-либералах. Составление таких списков и размахивание ими — любимый вид спорта ультралибералов. Живём с этим в России и не жалуемся.

 

Не боясь никаких государственных санкций, наши журналисты обсуждают самые острые темы. Пример? В отличие от Великобритании или США в моей стране геям не запрещено донорство крови или органов, например, сердца. В США такой запрет с 1977 года на геев распространяется пожизненно. Великобритания недавно смягчила у себя это правило (год со время последнего гомосексуального контакта), но все равно сохранила для активных геев запрет на донорство. При несчастном случае геи не рассматриваются как доноры, и их тела нетронутыми, с вполне здоровыми сердцами погружают в могилы или превращают в пепел. Я, например, считаю это правильным и свободно говорю об этом в эфире. Мои оппоненты на этом основании причисляют меня к гомофобам и, наслаждаясь свободой слова, «воюют» со мной. Мы так же свободно обсуждаем Украину, проблемы в России и мире. Ни о каких государственных санкциях, ограничивающих свободу слова либо свободу передвижения в моей стране нет.

 

Санкции пришли с Запада. 21 марта Евросоюз включил меня в список россиян, которым запрещено посещать страны ЕС, открывать банковские счета и вести коммерческую деятельность на их территории. Одна деталь: ни счетов, ни бизнеса в Евросюзе у меня нет. Я профессиональный журналист и ничем другим в жизни не занимался. Как политический обозреватель я веду телепрограмму в воскресный прайм-тайм на телеканале «Россия» холдинга ВГТРК — «Вести недели». Формат — репортажи наших корреспондентов и мой комментарий. Это недельный обзор продолжительностью в последнее время даже более двух часов. Мы работаем в условиях жесткой конкуренции, но доля нашей аудитории обычно от 15 до 20%, что достойно в любой стране мира. Важно, что «Вести недели» — авторская программа, где моя точка зрения зачастую не совпадает с официальной позицией Кремля. К слову, в субботу вечером на нашем же канале идет другая авторская программа — «Вести в субботу», где ведущий наш бывший корреспондент в Лондоне Сергей Брилев. Он талантливый журналист, и его интерпретации очень часто совсем другие, нежели у меня.

 

Чиновники Евросоюза решили, что «главный пропагандист Путина» всё же я. ОК, уважая свободу самовыражения, принимаю их мнение как факт. Но зачем накладывать на журналиста государственные санкции? Зачем ограничивать мою свободу передвижения, зафиксированную во «Всеобщей декларации прав человека» 1948 года? И как эти санкции сочетаются со свободой слова? Для Европы это теперь не ценность? Если так, то мы свидетели революции — революции предательства Западом «западных», как там до сих пор считали, ценностей. Вот почему я думаю, что Россия и Запад меняются местами. В кошмарном сне трудно представить, чтобы сегодняшняя Россия на кого-то из моих западных коллег-журналистов наложила бы подобные санкции.

 

Главное обвинение в мой адрес — что я занимаюсь пропагандой. Но пропаганда — не сертифицированное в международном праве понятие. Сертифицированное — свобода слова. Так что санкция ЕС наложена в моём лице именно на свободу слова. И это войдёт в историю подобно делу Дрейфуса. Ничего личного. Будем считать, что я — абстрактный журналист. Просто первый и пока единственный, на кого наложены официальные межгосударственные санкции Евросоюза.

 

Кто-то скажет, что я ещё и руководитель нового государственного информационного агентства «Россия сегодня». Но это лишь с декабря. Пока у нас реорганизация. До сих пор мы не создали ни одного бренда, а наш новый продукт — информационная лента на английском и испанском языках вышла лишь в тестовом режиме с 1-го апреля. Санкции — с 21-го марта. Так что моя должность гендиректора к санкциям причастна быть не может просто по времени.

 

И последнее. Как-то архаично думать, что санкциями в наше время можно ограничить свободу слова, даже если называешь чью-то позицию пропагандой. Пример? Думаю, вы и сами можете его привести, если дочитали до этого места.

 

Дмитрий Киселев, российский журналист, специально для The Guardian

 

По материалам inosmi. ru

Tags:

Как Путин нас разделяет ("Die Zeit", Германия)
Обзор
newsmen_lj

10/04/201422:29
Я уже 30 лет наблюдаю за разными спорами, но никогда не видел ничего подобного тому, что происходит в Германии в связи с дискуссией вокруг России и Крыма. Я сталкивался с проблемами, всерьез разделявшими страну – такими, как ядерная энергетика. Я видел, как миллионы людей выходили на улицы из-за таких вопросов, как наращивание сил НАТО. Четыре года назад во время скандала вокруг заявлений Тило Сарацина (Thilo Sarrazin) о роли мусульманских иммигрантов в германском обществе общественное мнение точно так же, как сейчас, резко противоречило позиции прессы. Однако на фоне нынешних споров о России история с Сарацином выглядит понятной и вполне объяснимой.

 

Если опросы не врут, две трети германских граждан, избирателей и читателей противостоят четырем пятым политического класса – иными словами, правительству, подавляющему большинству членов парламента и большинству СМИ. Причем зачастую «противостояние» означает, что они «откровенно выступают против». Судя по письмам в редакцию, критически настроенная доля аудитории сейчас явно больше, чем в период шумихи вокруг провокационной книги Сарацина.

 

Однако сильнее всего меня беспокоят даже не проценты, а аргументы. Ведь в данном случае речь идет не о минимальной зарплате или ядерной энергетике, а о конфликте между агрессивным автократом и западными демократиями.

 

Фактически, под вопрос было поставлено – и в весьма агрессивной манере – само международное право.

 

Многие читатели ждут от нас сбалансированного освещения событий и беспристрастных комментариев. Это было бы абсолютно нормально, если бы они говорили исключительно об обоснованности санкций или об ошибках, допущенных ЕС. Любая позиция по подобным вопросам не противоречила бы принципам демократии и прав человека. Однако на деле читатели тоже агрессивно ставят под сомнение международное право как таковое и всерьез обсуждают легитимность националистически-империалистической идеологии Путина. Они говорят о «русской земле», как будто такие вещи по-прежнему считаются весомыми аргументами. Между тем, если, не дай бог, кто-нибудь снова заговорит о «немецкой земле», здесь, будем надеяться, разверзнется настоящий ад.

 

Меня все это тревожит, однако тревога – вещь бесполезная, в отличие от понимания. В конце концов, вряд ли большинство немцев за несколько недель охладели к демократии. Мало того, большая часть тех, кто сейчас сочувствует имперской политике России и поддерживает аннексию Крыма, в реальной жизни не решится даже временно аннексировать предназначенное для инвалидов место на парковке.

 

Итак, что же происходит? Каким образом Путин сумел вбить между нами клин?

 

Бессмысленно обвинять большинство населения в глупости и тем более в экономическом эгоизме, хотя некоторые предприниматели явно руководствуются именно последним. Можно предположить, что для кого-то Россия может выглядеть своего рода консервативной утопией (сильный правитель, прочные верования, вытеснение геев на обочину общества и т. д.), однако это тоже ничего не даст, потому что такие вещи все же нравятся только меньшинству. Проблема лежит глубже, намного глубже.

 

История, бесспорно, играет свою роль, однако это явно не история прошлого и тем более позапрошлого века (в конце концов, люди из старших поколений не могут составлять две трети общества). Намного важнее история последних 13 лет. С этим периодом у многих связан такой опыт бессилия и обиды, что на его фоне даже фигура вроде Владимира Путина может показаться заслуживающей серьезного рассмотрения.

 

1. Войны и прочие мелочи

 

После терактов 11 сентября Запад старался обосновывать свои войны исключительно высокими моральными соображениями. Однако его действия либо ни к чему не приводили (Афганистан), либо были основаны на откровенной лжи (Ирак). Достаточно вспомнить, какими искренними выглядели Джордж Буш-младший и Тони Блэр, и как они в итоге всех разочаровали и обманули, чтобы понять, почему люди не торопятся выносить суждения о Путине.
Бомбардировка города Эль-Фаллуджа в Ираке

 

Оправдывая войны, западные политики так часто использовали слово «свобода», что теперь большинство людей, сталкиваясь с ним где-то кроме воскресной проповеди, слышат вместо него слово «война». Когда кто-то начинает говорить о демократии, избиратели видят взлетающие бомбардировщики F-16.

 

Этот же период внушил публике крайне скептическое отношение к санкциям. В случае Ирака они были использованы как пролог к военной операции, а не как ее замена.

 

Можно было бы надеяться, что негативный эффект эпохи Буша и Блэра сойдет на нет, так как человек, последние пять лет занимающий Белый дом, старается снять со своей страны имперское бремя. Однако Барак Обама со своими беспилотниками также действует в серой зоне международного права. Его операции можно объяснить и оправдать, однако это не делает их менее бесцеремонными. История с АНБ дополнительно усугубила дело. В данном случае бесцеремонность в зарубежных операциях, проявленная США, достигла почти бушевских пропорций (правда, на сей раз хотя бы обошлось без применения военной силы).

 

Кроме того, Вашингтон в ответ на европейские протесты лишь пожимает плечами, и это заставляет многих думать, что ничего не изменилось: Америка делает историю, а мы стоим в стороне. В подобных жалобах есть элемент лицемерия, однако их нельзя назвать необоснованными. Во всяком случае, понятно, почему многие считают, что этому нужно положить предел и что, если Ангела Меркель не справляется с этой задачей, возможно, с ней справится Владимир Путин. Он, в свою очередь, прекрасно умеет эксплуатировать такие настроения – полагаю, что Эдвард Сноуден (Edward Snowden) сейчас живет в Москве в том числе и по этой причине.

 

Таким образом, когда российский президент жалуется на давление Запада, многие из нас готовы с ним согласиться.

 

2. Евробюрократия

 

Аналогичный негласный консенсус сложился между большинством населения в России и в Германии/Европе по вопросу о Евросоюзе. Путин утверждает, что ЕС загнал его в угол своим соглашением об ассоциации с Украиной. Можно поспорить, что подавляющее большинство граждан европейских стран также были удивлены тем, что им предстоит ассоциация с еще одной страной. Скажем прямо, пусть и в популистской формулировке: если бы европейцев спросили, хотят ли они сближения с Евросоюзом еще одной страны, похожей на Румынию, Болгарию или Грецию, они, скорее всего, ответили бы «нет» – причем очень громко.

 

Разумеется, позиция правительства и не должна всегда совпадать с позицией большинства населения. Это естественная часть демократического устройства государства. Однако проблема в том, что механизмы Брюсселя кажутся людям одновременно слишком безличными и слишком негибкими. ЕС как будто перекидывает через этот разрыв между властью и народом канат и танцует на нем танго.

 

Так или иначе, чувствовать свое бессилие и возмущаться бесцеремонностью иностранных властей европейцев заставляет на только Вашингтон, но и Брюссель. А в случае с Крымом они говорят в один голос.

 

И это еще не все.

 

3. Власть СМИ

 

Со СМИ связан один пример глубокого взаимного непонимания. Многие рассматривают СМИ как силу, на которую трудно повлиять, в то время как большинство журналистов полагают, что их погоняют как скот – то есть также считают себя бессильными. Это противоречие легко разрешается: СМИ действительно вынуждены подчиняться принуждению – но это принуждение исходит от них самих в той же степени, что и от аудитории. Высокие темпы, боязнь потерять тиражи и влияние, действительные и воображаемые ограничения – все это в итоге делает позиции всех СМИ более-менее одинаковыми и производит на публику впечатление монолитной и самоуверенной мощи (по крайней мере, в те моменты, когда публика устает от очередной шумихи – такой, например, как травля экс-президента Вульфа).

 

Когда большая часть СМИ твердит одно и то же, как это происходит в ходе украинского кризиса, даже самому благоразумному читателю бывает непросто понять, с чем он имеет дело: с очередной истерией, со скрытыми попытками повлиять на общественное мнение или с искренней верой в демократию и права человека. Между тем, такая вера – вполне реальный фактор: обычные для отрасли тревоги и чувство собственного бессилия не отменяют приверженности основополагающим ценностям и именно поэтому мы, журналисты, единодушно выступаем против автократа, презирающего свободу слова и международное право. Такая позиция связана с самой сутью нашей работы.

 

Однако никто не обязан нам в этом верить. Слишком много у нас за плечами скандалов и истерий.

 

4. Пласты истории

 

Таким образом, пока можно предположить, что Путин смог разделить Запад, поскольку он уже был разделен – между Соединенными Штатами и Европейским Союзом. Он смог разделить Запад, поскольку он уже был разделен – между Брюсселем и большинством жителей Евросоюза. И ему удалось ослабить немцев, настроив с помощью своей аннексии друг против друга средства массовой информации и большинство людей в стране.
Жители ГДР ломают Берлинскую стену

 

Однако в Германии существует еще один решающий фактор: история. Здесь не следует ничего больше говорить по поводу того, что Владимир Путин на скорую руку набрал из истории для оправдания своего нарушения международного права. Это происходит просто из-за того, что сегодня историю уже нельзя больше использовать как аргумент против международного права. Тем не менее, история играет здесь огромную роль – если говорить более точно, то речь идет об истории отношений России и Германии. Для нас послевоенный период характеризовался борьбой за отрицание или за признание Холокоста при наличии вины Германии за убийство 6 миллионов евреев. Но существовала еще и другая вина, в том числе, связанная с убийством миллионов русских.  В памяти жителей (Западной) Германии советские солдаты сыграли значительно меньшую роль в освобождении Европы от Гитлера, чем западные союзники. Русским отводится слишком маленькая роль в немецкой политике в области памяти. В результате существуют причины для того, чтобы испытывать чувство вины перед ними.

 

В этом и состоит главная причина того, почему сегодня здесь, в Германии, представляется важным желание согласиться с существованием «зоны влияния» русских. Причины здесь таковы: разве они недостаточно пострадали и были наказаны за счет утраты советской империи? Следует ли нам, немцам, вступать с ними в спор по поводу Украины?

 

Существующая теория напоминает немного то чувство вины, которое возникло в 1989 году. В то время многие из числа политических левых в Западной Германии также говорили о том, что разделение Германии должно сохраниться, что это является наказанием за Аушвиц. Однако этот аргумент имел небольшое нечестное искажение: только восточные немцы должны были нести это наказание истории.

 

Сегодня, с учетом немецкой вины, вновь обсуждается право на самоопределение другого  народа – украинцев. Не следует ли запретить им вступать в Евросоюз, поскольку у немцев существует оправданное чувство вины по отношению к русским? Тот факт, что Германия и Россия вновь принимают решения относительно Украины, был бы извращенным уроком для страны, которая как никакая другая пострадала от господства этих двух государств. Советский Союз и нацистская Германия уничтожили миллионы и миллионы людей на территории Украины – с помощью спланированного голода, погромов и кампаний по физическому уничтожению. В те годы, когда Гитлер и Сталин находились у власти, там погибло больше людей, чем в любом другом месте Восточной Европы. Следует сказать и о том, что  миллионы «русских», убитых немецкими солдатами во время Второй мировой войны, на самом деле были гражданами Советского Союза украинской национальности. Современные дебаты игнорируют то разорение, которое причинили этой стране нацистский и советский империализм. В сегодняшнем кризисе приходится платить за тот факт, что немцы в своей коллективной памяти еще не способны рассматривать  судьбу украинцев как украинцев.

 

5. Скрытая повестка дня

 

Вся дискуссия по поводу русских и Путина отравлена представлением о том, что для некоторых людей речь идет о чем-то большем, чем о Крыме и украинцах. Это представление имеет отношение и ко мне. И это объясняется различным восприятием последних 13 лет.

 

Для меня военные интервенции Запада во время этого периода ни в коем случае не служат выражением скрытых империалистических чувств, прошедших различные стадии – от Афганистана до Ливии. Я интерпретирую их совершенно иначе: одни были идеологически мотивированными ошибками (Ирак), другие трагедией (Афганистан), а некоторые были оправданными (Ливия). Но независимо от того, как оценивать эти войны, взятые вместе, они способствовали демилитаризации Запада как в моральном, так и в материальном отношении. Мы все меньше и меньше хотим куда-то вторгаться, расходы на оборону сокращаются, и сегодня это относится даже к Соединенным Штатам.

 

В Германии этот процесс происходит в особенно быстром и радикальном виде. Люди еще не совсем разобрались с разочарованием в связи с Афганистаном, а немцы сказали «нет» как войне в Ираке, так и интервенции в Ливии. Причины этого подхода таковы, что теперь даже трудно себе представить любую крупную военную интервенцию, в которой бы немцы приняли участие. А если бы и приняли, то это произошло бы под сильным давлением со стороны союзников.

 

Путин вновь заставил нас говорить
Вооруженные люди у здания аэропорта Симферополя

 

Если говорить о Соединенных Штатах и Великобритании, то последний случай с Сирией показал, что моральные и политические возможности в отношении интервенции в обеих этих странах в настоящее время приближаются к нулю. Президент Обама обозначил красную линию для сирийского режима (отравляющий газ), но он уже был не в состоянии предпринять какие-либо действия, даже если эта линия и была бы пересечена. Дэвид Кэмерон также быстро потерял парламентскую легитимацию.

 

Таким образом, Запад в военном отношении оказался в тупике, и проведение крупных операций наподобие тех, которые были предприняты в последние 13 лет, весьма маловероятны. Можно по-разному к этому относиться, однако исторический вопрос, на который следует ответить, звучит так: Не теряет ли Запад вместе со своими последними средствами также способность воевать за свои главные ценности? Не теряет ли он также позиции с точки зрения морали и политики силы, и не происходит ли это только из-за того, что у него в распоряжении больше нет никаких военных средств?

 

Что касается вопроса об Украине, то это первое «пробное дело» в (более или менее) послевоенной фазе западной внешней политики. С самого начала все ведущие западные политики подчеркнули, что военного решения у этого конфликта быть не может. Таким образом, кровопролитие за Украину полностью и безусловно исключено. Но означает ли это, что даже замерзать за Украину для Запада  – уже слишком много? Серьезные санкции стали уже немыслимыми? Не ищем ли мы аргументы для того, чтобы ничего не делать и ничем не рисковать?

 

Если учитывать этот вопрос, то сложившаяся сегодня ситуация становится тревожной. В ответ на аннексию Крыма Запад согласился всего лишь на самые мягкие санкции в истории. Карательные экономические меры могут быть применены, но только в случае дополнительной военной интервенции на Украине. А в Германии уже высказываются аргументы против такого рода мер, как будто российская империя находится на грани развала.

 

На самом деле в этом вопросе не помогло то, что Соединенные Штаты, НАТО (неожиданно этот альянс выпрыгнул из гроба) и даже министр обороны Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) в очередной раз довольно много болтали о военных средствах, которые, в действительности, никто не планирует применять. Передислокация бомбардировщиков или даже войск представляют собой вариант бряцания оружием, но все понимают, что это оружие никогда не будет применено. Запад, очевидно, не пришел к согласию относительно себя самого. Он не осознает ни свою военную слабость, ни свою гигантскую экономическую силу, которая обычно делает ненужным размещение бомбардировщиков.

 

В последние недели происходили столкновения мировоззрений. Подобного «обмена мнениями» мы, как кажется, уже давно не наблюдали. Некоторые чувствуют себя беспомощными перед лицом Запада, Евросоюза и средств массовой информации, другие опасаются беспомощности Запада и Евросоюза.

 

Путин сегодня разделил Германию. Но он вновь заставил нас говорить друг с другом. Будем надеяться.

 

По материалам inosmi. ru

Tags:

Фото из провинции.
Обзор
newsmen_lj

Tags:

Фото из провинции.
Обзор
newsmen_lj

Tags:

Фото из провинции.
Обзор
newsmen_lj

Tags:

Мои твиты
Обзор
newsmen_lj
Read more...Collapse )
Tags:

Марк Адоманис: Что бы ни произошло на востоке, Украину ждёт дефолт ("Forbes", США)
Обзор
newsmen_lj


По вполне понятным причинам сейчас много внимания уделяется провокационным действиям России в восточной Украине, где связанные с Москвой сепаратисты захватывают государственные здания и объявляют о создании «народных республик». Харьков, Луганск и Донецк не испытывали особого энтузиазма по поводу «евромайдана», но кажется вполне очевидным, что волнения и насилие последних недель – это результат целенаправленных усилий Москвы, которая делает все возможное, нагнетая обстановку и ослабляя новое правительство  в Киеве, дабы получить предлог для военного вмешательства, если посчитает это необходимым.

 

Несмотря на смелые заявления американских разведчиков, которые, видимо, уже забыли, насколько сильно они просчитались в своем анализе российских намерений в Крыму, никто на самом деле не знает, что будет на востоке Украины. К сожалению, в данный момент для меня не станет потрясением, если русские действительно направят туда свои войска (если действия русских еще вызывают у вас потрясение, значит, вы просто не следите за событиями). И тем не менее, существует вполне реальная возможность, что все это не выльется в полномасштабную войну.

 

Но даже если ситуация на востоке Украины не выйдет полностью из-под контроля, экономика этой страны расшаталась уже настолько, что значительный дефолт там по сути дела неизбежен. Агентство Moody's недавно понизило рейтинг гособлигаций Украины с «крайне спекулятивного» до «преддефолтного с минимальными шансами на восстановление». Свое  решение агентство обосновало не только эскалацией политического кризиса, но и быстро исчезающими валютными резервами страны, огромным уровнем долга (40% от ВВП в конце 2013 года, и оценка на конец 2014 года в размере 60% ВВП) и оптимистическим прогнозом экономического спада за весь 2014 год в пределах минус три – минус четыре процента. Новое правительство в Киеве не виновато в том экономическом хаосе, которые проявляется сегодня; но то обстоятельство, что ответственность за это несет Янукович и его близкие дружки, никак не меняет реальную ситуацию. Нравится нам это или нет, но украинская экономика сегодня находится в состоянии свободного падения.

 

Читайте также: Новый министр у руля кризисной экономики

 

Поскольку в экономике Украины все сегодня не так, денег МВФ вряд ли хватит на то, чтобы страна расплатилась по всем своим счетам. Справедливо сказать, что у Украины вообще нет никаких вариантов, и тем не менее, новое правительство, видимо, не собирается принимать помощь от России. Как отмечает Алек Лун (Alec Luhn) в The Nation, Условия МВФ для Украины не предусматривают снятие долговой нагрузки и какие-то «стрижки» депозитов для украинских кредиторов. Даже при наличии значительной международной помощи Украина будет должна очень много денег самым разным людям, и средства для расчета по долгам у нее не появятся.

 

Стоит также вспомнить о том, что «реформы», проведения которых требует МВФ, сводятся главным образом к мерам строгой экономии (в основном за счет сокращения газовых субсидий). А они крайне непопулярны среди украинцев, и окажут колоссальное негативное воздействие на уровень жизни населения, который и без того не очень высок. Есть весомые причины, по которым Янукович и все прочие постсоветские  украинские лидеры упрямо отказывались от осуществления этих реформ (украинцам они ненавистны!). Не нужно обладать особо богатым воображением, чтобы представить себе сценарий, в котором эти меры нанесут обратный удар и приведут к очередному политическому кризису.

 

Очевидное решение украинских проблем – это более щедрая помощь со стороны  США или Евросоюза, у которых есть деньги для удовлетворения потребностей Киева. Но по самым разным причинам это нереально с политической точки зрения. Проводя собственную политику финансовых сокращений, Вашингтон и Брюссель не в том положении, чтобы открывать бюджетный кран ради страны, которая до недавнего времени вообще никак не входила в их расчеты. Так что Украине придется пережить беспорядочный дефолт и период мучительных экономических реформ. Возможно, что там, как это было в России после кризиса 1998 года, возникнут, наконец, основы для устойчивого рыночного роста. Но в равной степени возможно, что и без того слабая украинская экономика свалится в неуправляемый штопор. Так что даже если русские не отрежут себе дополнительный кусок украинской территории, страна все равно пойдет прямым путем к катастрофе.

 

По материалам inosmi. ru

Tags:

Новая российская угроза: от Восточной Украины до Приднестровья ("Milli Gazete", Турция)
Обзор
newsmen_lj


Магнитная стрелка компаса вновь стала указывать на Украину. Россия, желающая ускорить процесс ассимиляции Крыма, запустила похожий кризис на Восточной Украине.

 

Применяя «крымскую модель» в регионе, Россия продолжает использовать «народные волнения» (или «предпочтения народной воли») как средство давления на Украину и Запад. И, делая это, она использует основную риторику и средства Запада. Весьма многозначителен тот факт, что Москва, выведшая на переднем плане в крымском вопросе гуманитарную интервенцию, в последнем кризисе на Украине призвала власти Киева «прислушаться к народу».

 

Откровенно говоря, Россия, похоже, научилась это делать!

 

***

 

Ранее захватывали телеграф и органы власти страны, в наши дни все это происходит через гражданское население, прямой захват зданий парламента и правительства. Заявление о независимости, последовавшее от второго крупнейшего города Украины Харькова, который, как Донецк, расположен на востоке страны, представляет собой одно из событий, развивающихся в этом направлении. Демонстранты, захватившие здание Харьковской областной администрации, под стать «моде» объявили о создании Харьковской народной республики. Что было дальше, вы знаете: решение о «референдуме» с целью добиться независимости от Украины и присоединения к России - так же, как это было в Крыму.

 

В Донецке прозвучал даже призыв к проведению 11 мая референдума о независимости, хотя это решение было аннулировано в связи с вмешательством сил безопасности Украины.

 

Несмотря на то, что жизнь Донецкой республики продлилась один день, сама по себе эта попытка была, судя по всему, достаточной для того, чтобы создать ожидаемый эффект и вызвать реакцию в Киеве и западных столицах.

 

***

 

В дальнейшем, по всей видимости, крымский кризис уйдет на второй план. Кризис Восточной Украины указывает на еще большую проблему выживания, по крайней мере, для Киева. Именно в таком ключе звучит сигнал Москвы через Донецк и Харьков. Временные президент и премьер-министр Украины Турчинов и Яценюк также привлекают внимание к этому моменту.

 

Если Турчинов выдвигает тезис о том, что Россия стремится реализовать «крымский сценарий» на востоке Украины, то Яценюк объясняет все происходящие в стране беспорядки целью России оккупировать Украину.

 

Историческая российская угроза вновь всплывает в памяти!

 

***

 

В этой связи поднимается вопрос о различных сценариях, связанных с будущим Украины. Наряду с тем, что итог этих сценариев не определен, они в действительности акцентируют внимание на двух отдельных вариантах. Один из них — раздел Украины и присоединение ее части к России, другой — российская оккупация в случае разворачивания кризиса иного масштаба.

 

Киевской администрацией особенно принимается во внимание вторая вероятность. Помимо заявлений украинских официальных лиц высшего уровня, на это указывает и реакция Запада. Например, генеральный секретарь НАТО Расмуссен призвал Россию отступить и не предпринимать шаги, которые могли бы способствовать эскалации напряженности на востоке Украины. Далее он добавил: «Если Россия не воздержится от вмешательства в ситуацию на Украине, это будет иметь серьезные последствия для наших отношений. Россия будет еще более изолирована на международной арене».

 

При этом заявление США о том, что явное или скрытое вмешательство России в ситуацию на востоке Украины значительно повысит существующую напряженность, появилось в прессе как «предостережение в виде угрозы».

 

***

 

Ответ России четок: «Око за око, зуб за зуб». Как гласит народная мудрость, «пусть будет сломана ложка того, кто отворачивается от плова». В ответ на заявление Расмуссена российский сенатор Климов подчеркнул, что предупреждение НАТО можно воспринимать как угрозу.

 

В то же время Россия при каждом удобном случае отмечает, что у нее нет таких намерений, как оккупация Украины. Откровенно говоря, в нынешних условиях это и не представляется возможным. Россия, которая все еще не смогла переварить Грузию и Крым, не желает испытать кризис пищеварения с Украиной.

 

Тогда чего хочет Россия?

 

***

 

По всей видимости, Россия нацелена на то, чтобы использовать Восточную Украину как важный козырь в процессе торга с Киевом и Западом. Таким образом, она желает спокойнее пережить «процесс переваривания Крыма». Если этому будут мешать, то через 8-миллионное меньшинство этнических русских и «сторонников России» она поставит Восточную Украину перед свершившимся фактом.

 

Россия также сигнализирует, что этим она не ограничится!

 

Москва, которая развила в себе талант на каждый сделанный против нее ход отвечать новым кризисом, вслед за Восточной Украиной ввела в повестку дня и кризис в Приднестровье.

 

По материалам inosmi. ru

Tags: