?

Log in

No account? Create an account
О сионизме во Франции и силах противодействия ему
Обзор
newsmen_lj

В конце марта во Франции прошли муниципальные выборы, завершившиеся поражением социалистов и победой правоцентристских сил. Лидером голосования стала партия Союз за народное движение (UMP), за которую отдали свои голоса 49 % избирателей, в то время как Социалистическая партия во главе с Олландом набрала только 42 % голосов. Лучшего результата за всю свою историю добился Национальный фронт Марин Ле Пен, получивший более тысячи мест муниципальных советников.

Выборы проходили на фоне снижения рейтинга Франсуа Олланда. Многие обозреватели считали, что вслед за выборами последует отставка наиболее непопулярных членов правительства – премьер-министра Жан-Марка Эйро, главы МИДа Лорана Фабиуса и главы МВД Мануэля Вальса. Однако ожидания не оправдались. Лоран Фабиус остался на своём посту, а одиозный Мануэль Вальс стал премьер-министром. Эйро, как выразилась Марин Ле Пен, «сыграл роль искупительной жертвы»: сменились лица, но не изменится политика.

Смена главы правительства произошла 31 марта, когда в Париже начал работу Всемирный еврейский конгресс (ВЕК), называющий себя «дипломатической рукой еврейского народа». Любопытно, что заседания конгресса ведущими СМИ Франции не освещались. Руководство конгресса, куда входят французы Давид де Ротшильд и президент Представительного совета еврейских учреждений Франции (СRIF) Роже Кукирман, сообщило в своём пресс-релизе, что оно приветствует борьбу нового премьер-министра Вальса против антисемитизма и считает законными те меры по ограничению свободы слова, которые им были приняты. Франсуа Олланд также заслужил высокую оценку ВЕК, чем был весьма удовлетворён присутствовавший на заседании известный мондиалист Жак Аттали, которого считают наставником Олланда.

Такое единодушие ещё раз подтвердило близость президента Франции и нового французского премьера к международному сионистскому лобби. Мануэль Вальс играет здесь особую роль. Он имеет обширные связи с организациями, среди которых не только CRIF, эта главная лоббистская структура французского еврейства, но и Американский еврейский комитет (АЕК), центр Симона Визенталя и сионистская организация "Европейская сеть лидерства" (ЕLNET), созданная в 2007 г. и занимающаяся лоббированием интересов израильских деловых кругов в Европе.

Читать дальше...Collapse )


Россия ведет двойную игру. "Slate.fr", Франция
Обзор
newsmen_lj


Как и в Афганистане в 1979 году, Россия заставляет западные страны поверить, что готова отвести своих солдат, но в итоге не делает этого. Военное вмешательство, «федерализация» Украины, дальнейшая дестабилизация страны — у нее достаточно карт в рукаве.

 

Россия продолжает сосредотачивать войска у восточных границ Украины под прикрытием учений, в которых принимают участие несколько десятков тысяч солдат. Призывы европейских и американских лидеров к отводу войск оказались напрасными.

 

Владимир Путин заявил Ангеле Меркель, что отдал своим войскам приказ отступить. Однако в действительности этого не произошло. Военные части действительно пришли в движение, но речь шла не об отходе, а о «смене караула».

 

Канцлер посчитала нужным сообщить о своем «разочаровании». Если отойти от языка дипломатии, она совершенно обоснованно считает, что президент России ее попросту надул.

 

Причем в нынешнем украинском кризисе это происходит уже не впервые. В феврале у Ангелы Меркель сложилось впечатление, что Путин согласился с ее предложением по формированию «контактной группы». На самом деле президент России лишь принял к сведению эту идею, которая на самом деле совершенно не отвечала его интересам, потому что такая контактная группа стала бы препятствием для планов по аннексии Крыма.

 

Брежнев и его «телеграфист»

 

Такая двусмысленность в поведении московского руководства стала обычным делом еще во времена СССР. После вторжения в Афганистан в декабре 1979 года генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев в ходе конфиденциального разговора пообещал президенту Франции Жискару д’Эстену, что намеревается в скором времени вывести войска. Движение на советско-афганской границе создали иллюзию того, что Кремль сдержал данное слово.

 

Возгордившись прекрасными личными отношениями с советским руководством и достигнутым «дипломатическим успехом», французский лидер сообщил хорошие новости своим коллегам по большой семерке на саммите в Венеции. После этого промаха Франсуа Миттеран иронически назвал Жискар д’Эстена «телеграфистом Брежнева». Советские войска оставались в Афганистане до 1989 года.

 

У Ангелы Меркель нет ни малейшего желания стать инструментом в руках президента России. Но, как и Барак Обама с европейскими коллегами, она не знает его истинных намерений.

 

Сосредоточение российских вооруженных сил на восточной границе Украины и беспорядки в трех крупных городах востока страны, Донецке, Харькове и Луганске (там радикально настроенные пророссийские группы добиваются независимости или даже присоединения к России), способствуют дестабилизации киевского правительства. Приоритетная задача Владимира Путина — не позволить Украине попасть в руки Запада, сделать ее слабым и безвольным государством, которое никуда не денется из российской сферы влияния.

 

Три гипотезы

 

В такой ситуации стоит рассмотреть три гипотезы. Россия может провести военное вмешательство в русскоязычных регионах на востоке и юге Украины в ответ на «призыв о помощи» самопровозглашенных властей. Требование независимости с опорой на референдум может стать шагом на пути присоединения этих регионов к России.

 

Менее радикальным вариантом, чем раздел Украины, стало бы создание своеобразного коридора на юге страны, который соединил бы Россию, Крым и... Приднестровье (область в Молдавии, которая была оккупирована 14-й российской армией после распада СССР).

 

Это стало бы серьезной провокацией, которую Запад уже никак не смог бы проигнорировать. Она привела бы к новым, куда менее косметическим, чем сегодня, экономическим санкциям с его стороны. Поэтому не факт, что Путин решится на такой шаг. Кроме того, у него нет в этом и особой необходимости.

 

Вторая гипотеза предполагает проведение международных переговоров, которые приведут к «федерализации» Украины с подачи Москвы и согласия Запада. Министр иностранных дел России Сергей Лавров представил это предложение своему американскому коллеге Джону Керри во время недавней встречи в Париже, однако тот ответил отказом.

 

В Москве уже подготовили проект нового государственного устройства Украины. На смену унитарному государству должна прийти свободная федерация региональных образований, у которых есть право проводить независимую политику по отношению к соседним государствам. Другими словами, русскоязычные регионы смогут установить привилегированные связи с Россией. Это не будет открытой аннексией, но на деле мало чем будет отличаться от нее.

 

Если этот проект, который в штыки воспринимает новое киевское правительство, не увенчается успехом, у России найдется и другое средство давления. Такова третья гипотеза — продолжение нынешней дестабилизации с военными учениями на границе, демонстрациями и захватом государственных зданий в русскоязычных городах, шантажом вокруг цен на поставляемый газ, запретом украинского экспорта в Россию и т.д.

 

Цель в том, чтобы разжигать нестабильность, которая не даст провести намеченные на 25 мая президентские выборы в нормальных условиях. И не позволит утвердиться в Киеве законной власти. Тогда Украина превратится в несостоявшееся государство и не сможет стать примером настоящей демократии в славянском мире, у самых российских границ.

 

По материалам ИноСМИ.

Tags:

Россия ведет двойную игру. "Slate.fr", Франци
Обзор
newsmen_lj


Как и в Афганистане в 1979 году, Россия заставляет западные страны поверить, что готова отвести своих солдат, но в итоге не делает этого. Военное вмешательство, «федерализация» Украины, дальнейшая дестабилизация страны — у нее достаточно карт в рукаве.

 

Россия продолжает сосредотачивать войска у восточных границ Украины под прикрытием учений, в которых принимают участие несколько десятков тысяч солдат. Призывы европейских и американских лидеров к отводу войск оказались напрасными.

 

Владимир Путин заявил Ангеле Меркель, что отдал своим войскам приказ отступить. Однако в действительности этого не произошло. Военные части действительно пришли в движение, но речь шла не об отходе, а о «смене караула».

 

Канцлер посчитала нужным сообщить о своем «разочаровании». Если отойти от языка дипломатии, она совершенно обоснованно считает, что президент России ее попросту надул.

 

Причем в нынешнем украинском кризисе это происходит уже не впервые. В феврале у Ангелы Меркель сложилось впечатление, что Путин согласился с ее предложением по формированию «контактной группы». На самом деле президент России лишь принял к сведению эту идею, которая на самом деле совершенно не отвечала его интересам, потому что такая контактная группа стала бы препятствием для планов по аннексии Крыма.

 

Брежнев и его «телеграфист»

 

Такая двусмысленность в поведении московского руководства стала обычным делом еще во времена СССР. После вторжения в Афганистан в декабре 1979 года генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев в ходе конфиденциального разговора пообещал президенту Франции Жискару д’Эстену, что намеревается в скором времени вывести войска. Движение на советско-афганской границе создали иллюзию того, что Кремль сдержал данное слово.

 

Возгордившись прекрасными личными отношениями с советским руководством и достигнутым «дипломатическим успехом», французский лидер сообщил хорошие новости своим коллегам по большой семерке на саммите в Венеции. После этого промаха Франсуа Миттеран иронически назвал Жискар д’Эстена «телеграфистом Брежнева». Советские войска оставались в Афганистане до 1989 года.

 

У Ангелы Меркель нет ни малейшего желания стать инструментом в руках президента России. Но, как и Барак Обама с европейскими коллегами, она не знает его истинных намерений.

 

Сосредоточение российских вооруженных сил на восточной границе Украины и беспорядки в трех крупных городах востока страны, Донецке, Харькове и Луганске (там радикально настроенные пророссийские группы добиваются независимости или даже присоединения к России), способствуют дестабилизации киевского правительства. Приоритетная задача Владимира Путина — не позволить Украине попасть в руки Запада, сделать ее слабым и безвольным государством, которое никуда не денется из российской сферы влияния.

 

Три гипотезы

 

В такой ситуации стоит рассмотреть три гипотезы. Россия может провести военное вмешательство в русскоязычных регионах на востоке и юге Украины в ответ на «призыв о помощи» самопровозглашенных властей. Требование независимости с опорой на референдум может стать шагом на пути присоединения этих регионов к России.

 

Менее радикальным вариантом, чем раздел Украины, стало бы создание своеобразного коридора на юге страны, который соединил бы Россию, Крым и... Приднестровье (область в Молдавии, которая была оккупирована 14-й российской армией после распада СССР).

 

Это стало бы серьезной провокацией, которую Запад уже никак не смог бы проигнорировать. Она привела бы к новым, куда менее косметическим, чем сегодня, экономическим санкциям с его стороны. Поэтому не факт, что Путин решится на такой шаг. Кроме того, у него нет в этом и особой необходимости.

 

Вторая гипотеза предполагает проведение международных переговоров, которые приведут к «федерализации» Украины с подачи Москвы и согласия Запада. Министр иностранных дел России Сергей Лавров представил это предложение своему американскому коллеге Джону Керри во время недавней встречи в Париже, однако тот ответил отказом.

 

В Москве уже подготовили проект нового государственного устройства Украины. На смену унитарному государству должна прийти свободная федерация региональных образований, у которых есть право проводить независимую политику по отношению к соседним государствам. Другими словами, русскоязычные регионы смогут установить привилегированные связи с Россией. Это не будет открытой аннексией, но на деле мало чем будет отличаться от нее.

 

Если этот проект, который в штыки воспринимает новое киевское правительство, не увенчается успехом, у России найдется и другое средство давления. Такова третья гипотеза — продолжение нынешней дестабилизации с военными учениями на границе, демонстрациями и захватом государственных зданий в русскоязычных городах, шантажом вокруг цен на поставляемый газ, запретом украинского экспорта в Россию и т.д.

 

Цель в том, чтобы разжигать нестабильность, которая не даст провести намеченные на 25 мая президентские выборы в нормальных условиях. И не позволит утвердиться в Киеве законной власти. Тогда Украина превратится в несостоявшееся государство и не сможет стать примером настоящей демократии в славянском мире, у самых российских границ.

 

По материалам ИноСМИ.

Tags:

Мои твиты
Обзор
newsmen_lj
Tags:

Фото из провинции.
Обзор
newsmen_lj



Фото из провинции.
Обзор
newsmen_lj

Tags:

Гитлер и Путин : две роковые ошибки Запада (Польша)
Обзор
newsmen_lj

Армия и ВПК История Общество Политика Экология Экономика

 

Гитлер и Путин: две роковые ошибки Запада ("Krytyka Polityczna", Польша)
Цезарий Михальский (Cezary Michalski)
Акция протеста в Кракове
©  Фото East News
Контекст
05/04/2014Сравнение с Гитлером ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)
03/04/2014Что верно в сравнении Путина с Гитлером ("Die Welt", Германия)
02/04/2014Присоединение Крыма и «дубина Гитлера» ("Die Zeit", Германия)

 

Комментарии:64
10/04/2014

 

Постепенно (а на самом деле быстро, ведь бизнес есть бизнес, и жаль было упустить шанс, ведь нас с детства учили этому в жизненных университетах) отличным бизнесом стало предостережение перед глобальным всемогуществом Путина, который жонглирует миром, как Чаплин Земным шаром в «Великом диктаторе». Впрочем, столь же привлекательным бизнесом стали заверения, что Путин не представляет собой никакой проблемы, и если мы сделаем вид, что ничего страшного не происходит, то ничего и не будет. Первый подход поддерживают (зачастую неплохо устроившиеся в финансовом и эмоциональном плане) польские и глобальные сироты, оставшиеся после холодной войны. Второй — корпорации и финансовые рынки, City и их постполитические марионетки, то есть, все те, кто предпочитает вместо мифов прошлого культивировать свои нынешние и будущие контракты. Их не пугает ни картина Мистралей в Эстонии, ни дешевый газ Газпрома, идущий по «Южному потоку» новым более дешевым маршрутом через ставший российским Крым (браво выбравшему лагерь «Южного потока» Орбану (Viktor Orbán), близорукий националистический эгоизм которого венгерские избиратели наградили практически единогласной поддержкой).

 

Чтобы не отставать (сколько можно быть чудаком, в конце концов можно и адаптироваться к действительности), я решил войти в оба эти течения. Лучше всего в оба сразу, что в какой-то мере может служить мостом между амбивалентной логикой бизнеса (опирающейся на доходы и убытки) и несравнимо более диалектической логикой альтруистического познания (ох, эти либеральные разграничения и иллюзии, давно отброшенные антипросвещенческими, национально-идентичными и ницшеанскими... левыми и правыми движениями, а кроме того постлиберальными аналитическими центрами, давно ориентированными исключительно на прибыль и огласку).

 

Гитлер и Путин — это две ошибки Запада. Одна состоит в том, как Запад завершил Первую мировую войну: военные репарации и взыскания, наложенные на Германию, уничтожение и так уничтоженной войной немецкой экономики. Несмотря на то что ответственность за первое уничтожение нашего континента, логичным следствием которого стало уничтожение второе, лежала на всех европейских державах — как демократических, так и аристократических. И следующая ошибка Запада — завершение холодной войны без принятия России в ЕС и НАТО, без активного привлечения ее к совместному управлению глобализацией. [...] После Второй мировой войны Запад, к счастью, принял в отношении Германии иную стратегию, которая позволила этой стране быстро стать одним из лидеров либерально-демократической Европы, и предложил План Маршалла вместо того, чтобы вымогать репарации. Неужели Запад сможет сформулировать аналогичное предложение для России лишь после окончания второй холодной войны (надеюсь, она останется холодной)?

 

Гитлер вырос на ошибке Запада в отношении Германии, сделанной в Версале. Путин вырос на ошибке Запада в отношении России во времена Горбачева и Ельцина после распада СССР.

 

Ту Россию, пока она была слаба, следовало силой втянуть в ЕС и НАТО, - так, как следовало втянуть Германию в общий версальский уклад, а не обкладывать репарациями, когда Веймарской республикой руководил еще Вальтер Ратенау (Walter Rathenau). По своей должности это был лишь министр иностранных дел, но в действительности — единственный в той республике человек, который думал мозгами, а не только националистическими «cojones», хотя когда западные «партнеры» загоняли этого мечтавшего об объединенной Европе визионера в националистический тупик, он устроил немцам Рапалльский договор. Глупость Запада всегда имела свою цену. Только ее львиную долю всегда платили периферии Запада, а его центр — максимум кошачью. Кроме того, в реальном времени заметить свою глупость не так легко (я никогда не умел вовремя замечать свою).

 

Сейчас Лавров отвратительно, нагло, по-риббентроповски и по-молотовски лжет. Сейчас Россия провела в Крыму референдум и отправила в Донецк «туристов», оплакивая преследования русского меньшинства от Украины до Эстонии (один в один, тут, к сожалению, Шойбле (Wolfgang Schäuble) не ошибается) по модели Гитлера в Судетах или Гданьске. Или по модели Сталина на восточных рубежах давней Второй Польской Республики после 17 сентября. Ну, может быть, Путин — это Гитлер и Сталин минус (пока еще) массовые жертвы. Сироты холодной войны, кажется, этой разницы не замечают (они всегда считали трупы только на бумаге), а для меня эта разница очень существенна, потому что «когда гибнет один человек, гибнет целый мир» (цитирую по Торе) (На самом деле эта цитата из Мишны (трактат Санхедрин 4:5) в оригинале звучит так: «Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир», — прим. ИноСМИ). Однако в любой момент может оказаться, что украинцы напали на какую-нибудь русскоязычную радиостанцию Гливице (отсылка к т.н. Гляйвицкой провокации 31 августа 1939 года, — прим.пер.), и Путину... просто придется начать вторжение. И начнется бойня.

 

Можно ли это остановить? Что применить: метод Чемберлена или метод Черчилля? В обоих случаях Польша была в полной ж***, и Украина тоже будет в полной ж***, хотя при втором сценарии наши интернет-«вармонгеры» после исполнения нового боевитого гимна ягеллонского патриотизма («не убивайте нас!») завершат жизнь в эмиграции в Шотландии. Я советую Скайфолл. Японские и китайские туристы постоянно расспрашивают шотландцев про Скайфолл, а те показывают им самые разные короткие пути туда.

 

Однако, где-то около Чемберлена и Черчилля исторические аналогии заканчиваются. У нас есть другие — более умные и более глупые — сценарии. Мне кажется самым любопытным сценарий Сороса (George Soros). Это жесткие и солидарные санкции Запада, введенные или НА САМОМ ДЕЛЕ подготовленные, а не так, как готовят их Кэмерон (James Cameron) и Хейг (William Hague), трубя всем вокруг (по крайней мере в Великобритании, потому что, как я понимаю, до Варшавы звук этих тористских труб не доходит), что в действительности никаких серьезных санкций они никогда не введут, потому что City отрежет им за это яйца.

 

Сорос требует реальных солидарных западных санкций, чтобы остановить дальнейшую эскалацию, потому что демонстрацией слабости, примитивной хитрости и мелкотравчатого реализма Запад не сможет деэскалировать действий России. Если Западу удастся быстро остановить россиян от вторжения на Украину (дай Бог, хотя сейчас такой сценарий представляется не слишком реальным), Сорос советует сосредоточиться не на наказании России, а на консолидации Украины. Тем временем, в качестве самого реального оружия Сорос предлагает руководству США открыть стратегические нефтяные резервы (это может подействовать лучше, чем боеголовки). Снижение нынешней спекулятивной цены нефти и газа на каждый доллар (лишь бы на это согласились Exxon Mobile или BP, но они согласятся, на них следует политически надавить) — это миллиардные потери для «арабской», сырьевой и примитивной экономики Путина, который был успешен лишь в имперском пиаре (его хватает российскому народу и польским правым), но не сумел выстроить имперскую российскую экономику.

 

Я понимаю все слабые стороны сценария Сороса. Хотя бы факт, что после расторжения киевского соглашения (будучи сторонниками майдана, скажем, что Януковичем, хотя это верно лишь отчасти) минимальный «восточно-западный» консенсус был разрушен, что делает сейчас стабилизацию нового украинского руководства крайне сложной задачей. Но лучшего сценария нет. В Кремле могут вызывать лишь улыбку как павлиньи перья на шлемах польских и глобальных глашатаев холодной войны, так и адресованное Путину «не убивайте нас» или мелкий пассивный реализм премьера Туска (Donald Tusk) (никакой серьезной интеграции с ЕС кроме «энергетической», а ввести евро или Хартию по правам человека польский правый народ все равно не даст), прикрытый кичливыми словами о «двух танковых бригадах под Отвоцком хоть сейчас» (я знаю, что сказал это не Туск, но он это позволил, и даже приказал это сказать). Все эти сценарии не заслуживают ни малейшего нашего внимания. Хотя благодаря им крутится постполитический бизнес. И крутится все быстрее. Как бы только с этой карусели не поотрывались деревянные лошадки и металлические сидения.

 

Оригинал публикации: Hitler i Putin: dwie porażki Zachodu

Tags: