?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
Обзор
newsmen_lj
Время рекламной паузы...

Межевой план.
Обзор
newsmen_lj
Работа сотрудников кадастрового ведомства в прямом и переносном смысле всегда была связана с землей. Для того, чтобы перенести участок на бумагу и оформить все процедуры документально, нужно было лично побывать на местности и с помощью подручных предметов, померить требуемый участок и внести его в документы, рассчитав площадь, расстояния до ближайших коммуникации и тому подобное прочее. Сразу стоит сказать, что работа это не из простых. И ошибки в итоговых документах – могут дорого обойтись. Как и владельцам участков, так как это может вызвать имущественные споры с соседями, так и привлечение к ответственности самого инженера.

Но в современное время, когда даже для детей есть электронные домашние питомцы, для кадастрового ведомства тоже была разработана универсальная программа под названием Полигон: Межевой план . Эта программа для сдачи межевого плана в Российский государственный реестр в форме XML-файла непосредственно на Портал или непосредственно инспектору.

Однако это далеко не все, что может сделать программа. Программа благодаря прямому взаимодействию с картами позволяет инженеру сократить свое пребывание на местности и исключить использование подручных предметов для измерения участка. Достаточно будет ввести данные в программу по ориентирам на местности и участок, как он есть на самом деле уже у вас в документе. Без сложностей, а самое главное – без ошибок.

Россия между Европой и Азией. Ф. А. Степун (Часть 1)
Обзор
newsmen_lj
Ф. А. Степун
Россия между Европой и Азией

На рубеже двух столетий Россию, как отмечает Вячеслав Иванов, охватила страшная тревога. Владимир Соловьёв остро её почувствовал:

Всюду невнятица
Сон уж не тот.
Что-то готовится,
Кто-то идёт (1)

Под идущим Соловьёв, как писал Величко, понимал самого Антихриста. Почувствовав наступающую опасность, Соловьёв бросил неоконченными философские статьи и заговорил юродствуя во Христе (В. Иванов). За несколько лет до русско-японской войны он не только предсказал её начало, но и её прискорбный конец:

О Русь! Забудь былую славу:
Орёл двуглавый сокрушён,
И жёлтым детям на забаву
Даны клочки твоих знамен (2)

Думая над угрожающей России жёлтой опасностью, Соловьёв вопрошал Россию, на чьей же она будет стороне:

Какой же хочешь быть Россией,
Россией Ксеркса иль Христа? (3)

Уже постановка этого вопроса указывает на то, что он боялся, как бы Россия не оказалась на стороне жёлтых.

Та же тема волновала и Вячеслава Иванова. В своей “Русской идее” он писал: “Жёлтая Азия подвигалась исполнить уготованную ей задачу — задачу испытать дух Европы: жив ли и действен ли в ней Христос” (4).

Русь! На тебя дух мести мечной
Восстал — и первенцев сразил;
И скорой казною конечной
Тебе, дрожащей, угрозил:
За то, что ты стоишь, немея
У перепутного креста,
Ни Зверя скипетр поднять не смея,
Ни иго лёгкое Христа (5)

Азия вошла в поэзию Блока, правда, не как боязнь грядущей опасности, но как воспоминание о прошедшей. Но глубокая память всегда таит в себе нечто пророческое.

За море Чёрное, за море Белое
В чёрные ночи и белые дни
Дико глядится лицо онемелое
Очи татарские мечут огни.

Та же тревога мучит и Андрея Белого. Ему всюду грезятся монголы. Облеухов в “Петербурге” — “татарского происхождения”. У профессора Летаева “профиль скифский”. У “Московского чудака” “табачного цвета раскосые глаза”. От всей этой азиатчины Белому становится и жутко и страшно. Все стихи “Пепла” полны стона и плача о России.

Мать Россия! Тебе мои песни, —
О, немая суровая мать!
Здесь и глуше мне дай, и безвестней
Непутёвую жизнь отрыдать (7)

В том же тоне кончается и стихотворение “Родина”:

Роковая страна ледяная,
Проклятая, железной судьбой —
Мать Россия, о родина злая,
Кто же так подшутил над тобой?

Все эти тревоги, внезапно завучавшие в русской поэзии и литературе, оказались отнюдь не беспредметны. После второй мировой войны Азия, не без помощи России, властно вторгнулась в Европу и тем самым вызвала в Европе подозрение, что Россия, и в самом деле сблизившись с Китаем, восстанет на европейский мир. Тенденция определения России не как Восточной Европы, а как Азии родилась в 80-десятых годах во Франции. Первым идеологом, считавшим, что русский народ, а потому и вся русская культура не имеют ничего общего с Европой и что место России в Азии, был известный французский историк-либерал и сенатор Анри Мартэн (1810-1885), выпустивший в 1865 году, то есть сейчас же после освобождения крестьян и накануне дальнейших либеральных реформ императора, свою книгу “Россия и Европа”. В этом труде французский ученый утверждал, что русские не славяне, не индогерманцы, а туранцы, принадлежащие к тюрко-алтайскому племени, что они лишь внешне похожи на европейцев, но не имеют с ними ничего общего. По своему духовному строю они суеверны, непроницаемы для просвящения, раболепны. Христианством они только внешне помазаны, но не исполнены. Единственно, к чему они способны, — это к быстрому размножению, но нравственного роста от них ожидать нельзя. Дальнейшее пребывание этих азиатов представляет собою для Европы большую опасность, избавление от которой возможно только путем изгнания этих вторженцев за Урал. Инициативу осуществления этого плана Мартэн предлагает взять на себя полякам как подлинным славянам-индогерманцам.Read more...Collapse )

Россия между Европой и Азией. Ф. А. Степун (Часть 2)
Обзор
newsmen_lj
Как русский двор относился к Гёте и в какой степени он видел в нём своего защитника от растлевающего влияния французской революции, очень ярко вскрывает книжечка князя Мещерского, французского журналиста, родившегося и выросшего в Веймаре. Читая её, трудно не ощутить её явно официозный характер. Очевидно, она была написана по желанию графа Уварова: “В то время, как на левом берегу Рейна всё нивелировали, равняли, на правом — всё возвышали. Что бы там ни говорили, просвещение — естественный враг равенства: оно всегда восходит, а не спускается, это пирамида, которая, как бы ни была она широка в основании, суживается и кончается одной точкой. И что бы ещё ни говорили, двор — уже по одному тому, что он соединяет общественные верхи — есть тот фокус, который притягивает к себе всё самое подлинное и чистое, что есть на высотах ума”.

После этого прославления консервативно-монархического начала следует прославление великого Гёте, весьма напоминающее характеристику Пушкина, данную Достоевским в его известной речи. “Лучи Востока душистым ветерком принесли ему (Гёте) “Диван индусов”; полуденные лучи создали “Римские элегии”. Лучи Запада оживили в нём высокие создания французской сцены и, наконец, светило Севера, он вобрал в себя всю германскую культуру: — её поэзию, всё её прошлое, всё настоящее”. “Новое солнце — он имел только спутников; могучий из могущественных он был провозглашен королём, литературная республика в Германии превращается в абсолютную монархию”.

За всеми этими восхвалениями как в стиле, так и в отдельных оборотах слышатся приказы графа Уварова. Всё сводится к основной мысли: и такой человек стоит в борьбе между революционным пафосом французской революции и возвышенным правопорядком Всероссийского государства на стороне последнего.
Read more...Collapse )

От Сана до Дона.
Обзор
newsmen_lj

Украинские националисты – публика эпатажная. Словно ветреные девицы, с легкостью отказываются они от слов, еще вчера произносившихся в клятвенном порыве и с дерзновенной торжественностью. Ещё вчера «українські патріоти» в исступлении звали к борьбе против «российского империализма», и вот уже они провозглашают Украину «імперською державою», заявляя курс на построение украинской империи «от Сана до Дона».

Гнилая идея обречена на фиаско. Не будет никакой украинской империи уже потому, что империя и национализм несовместны, а украинские национал-патриоты в своём национализме сродни животноводам - скрупулезно вычисляют размеры черепов русских и украинцев, умиляются убогому расизму Бандеры, Шухевича или Юрия Липы и твердят о чистоте украинской расы. Они готовы выводить чистокровных украинцев, как цыплят, в этнических специнкубаторах и мечтают превратить в такой инкубатор Украину. Еще одна их страстная мечта - расширить площадь «украинского инкубатора» на запад до Сана и на восток до Дона, о чем не раз с пафосом заявляли труженики майдана.

Читать дальше...Collapse )


Про сгущенку.
Обзор
newsmen_lj
Что такое сгущенное молоко? Это сладкое воспоминание из детства, или современный кондитерский ингредиент?
Когда я был маленьким, я очень любил сгущенку. Банка ложкой выдраивалась до металлического блеска. Мне казалось, что я этой чудесной вещью не наемся никогда. Очень уж она мне тогда нравилась.
Сегодня с наличием сгущенного молока на полках продовольственных магазинов проблем не бывает. Ни в количестве, ни в ассортименте. И даже, вы не поверите, в качестве. Оказывается и с молоком и сахаром, и нехитром их совместном приготовлении можно нехило нахимичить. Да так, что вкусная сгущенка будет превращена в мутную бурду, которую даже в кондитерских целях нельзя будет использовать.
На днях наткнулся на статью в АиФ о передаче «Контрольная закупка», где приведены результаты исследований нескольких торговых марок этого продукта и после ряда испытаний объявлен победитель.
Вот эта статья - http://www.aif.ru/health/food/1110801.
Забегая вперед сразу скажу, победителем стала продукция под названием «Алексеевское». Все остальные бренды, которые несколько раз уже были выбраны лидерами проиграли с большим отставанием.

Текущее.
Обзор
newsmen_lj


Хитрость - это человеческое качество,  приспособленческий момент?  И если качество,  то положительное?

 

Мысли вслух.

Tags:

Еще вопрос.
Обзор
newsmen_lj

А кто знаком с французской эстрадой?  Мне симпатична ее женская часть. желательно современная. Особенно нравится одна девушка с мощным,  сильным голосом.  Но вот,  как ее зовут не знаю.

Tags:

Вот, так!
Обзор
newsmen_lj

Когда я делаю работу долго — я медлительный.
Когда шеф делает работу долго — он щепетильный.
Когда я не делаю работу — я ленивый.
Когда шеф — он слишком занят.
Когда я делаю что-то по своей инициативе — я выделываюсь.
Когда шеф — он инициативный.
Когда я хвалю своего шефа — я лижу задницу.
Когда шеф хвалит своего шефа — он сотрудничает.
Когда я делаю что-то хорошее — шеф никогда не запоминает.
Когда я делаю что-то плохое — шеф никогда не забывает.
Когда меня нет в офисе — я шатаюсь где-то.
Когда шефа нет — он на деловых переговорах.
Когда я ошибаюсь — я — дебил безмозглый.
Когда шеф ошибается — он тоже человек...

Tags: