?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Ученые за решеткой - позор власти и сонного общества
Обзор
newsmen_lj
25 апреля 2008 г. количество политических заключенных в нашей стране увеличилось сразу на 4 человека. Новыми политическими заключенными стали сотрудники ЦНИИМАШ-Экспорт Решетин Игорь Андреевич (11 с половиной лет строгого режима), Визир Сергей Андреевич (11 лет строгого режима), Иванов Михаил Михайлович и Рожкин Александр Владимирович получили по 5 лет общего режима. Пятый обвиняемый, С.О. Твердохлебов, за время следствия успел умереть. Я называю их политическими заключенными потому, что обвинения и приговор этим людям были основаны не на правовых, а на политических и экономических соображениях.
Выходит, что ФСБ, несмотря на полный провал в 2007 г. трех дел против ученых в Новосибирске, не оставило своих попыток раскрутить очередной «шпионский» виток, но на этот раз еще и с экономическом уклоном. Помимо передачи Китаю технологий двойного назначения, Решетин и его товарищи были также признаны виновными в контрабанде, растрате и отмывании денежных средств в особо крупных размерах. Словом, не центральный НИИ в области ракетостроения и исследования космоса, а гнездо шпионов и вредителей. Несмотря на недоказанность, сроки оказались реальными и большими, а предшествовавшие решения арбитражного суда об отсутствии состава преступления в действиях обвиняемых следствием ФСБ и судами первой и второй инстанции были просто проигнорированы.
Можно вспомнить, что «преступную» группу уже пытались сколотить в Тихоокеанском океанологическом институте в 1999 г. Обвиняли 3 сотрудников института. Тогда это дело лопнуло. Группы не получилось. Но при полной невиновности профессор В. Щуров получил 2 года условно. Дела остальных пришлось закрыть.
Многие задаются вопросом, почему с такой настойчивостью ФСБ охотится на ученых? А действительно, почему?
Главная задача - создание иллюзии враждебных сил внутри страны и враждебного окружения. Тогда оправданы многие политические решения руководства страны: фактическая цензура, выборы без выбора, но с фальсификацией результатов, подчинение судов и судей чиновникам от власти, подавление независимых общественных организаций и обвинение их в шпионаже, внедрение в них агентов спецслужб, создание параллельных своих общественных организаций.
Вот слова бывшего директора ФСБ Владимира Путина в интервью «Комсомольской правде» еще 8 июля 1999 г.: «к сожалению, зарубежные спецслужбы, помимо дипломатического прикрытия, очень активно используют в своей работе различные экологические и общественные организации». От целеуказаний Путина до британского «шпионского камня» прошло целых 6 лет упорных трудов! Но чекисты справились, хоть и выставили себя на всеобщее осмеяние!
А вот, что говорил некоторое время назад руководитель управления конституционной безопасности ФСБ Геннадий Зотов «Независимой газете»: «При создании Управления конституционной безопасности государством преследовалась цель выделения из системы органов ФСБ самостоятельного подразделения, «специализирующегося» на борьбе с угрозами безопасности Российской Федерации в социально-политической сфере. По ряду объективных, связанных с фундаментальными особенностями России, причин в ней всегда особое внимание уделялось защите государства от «внутренней крамолы», то есть, говоря современным языком, от угроз безопасности в социально-политической сфере, ибо «внутренняя крамола» для России всегда была страшнее любого военного вторжения.
Вот вам и один из политических мотивов. Свобода общения с иностранцами воспринимается как одна из серьезных угроз безопасности.
Это совершенно определенно сформулировал В. Путин еще 19 апреля 2000 года в своем выступлении в Госдуме:
"Уважаемый Геннадий Николаевич, уважаемые депутаты! Прежде чем я вам доложу по существу сегодняшнего вопроса, я бы хотел очень коротко отреагировать на замечания, которые, полагаю, без внимания оставить не должен.
Прежде всего присоединяюсь к Евгению Максимовичу Примакову по поводу замечания в адрес членов Правительства, в том числе и министра иностранных дел.
Если министр иностранных дел будет замечен в том, что он вне рамок своих служебных обязанностей поддерживает контакты с представителями иностранных государств, то он, так же как и любые другие члены Правительства, депутаты Государственной Думы, руководители фракций, так же как и все другие граждане Российской Федерации, будет подвергнут определенным процедурам в соответствии с уголовным законом. И должен сказать, что те последние мероприятия, которые проводятся в Федеральной службе безопасности, говорят нам о том, что это вполне возможно. Это первое"… Путин сказал правду. И хотя никакого уголовного закона об ответственности за общение с иностранцами не было, ФСБ уже во всю раскручивало маховик шпиономании. Преследованиям тогда подвергались А.Никитин, Г.Пасько, В. Сойфер, В. Щуров, Ю.Хворостов, В. Моисеев и ряд других ученых, экологов, бизнесменов.
Само собой, чекисты не забывали и себя. Веревкин – Рохальский, шеф Приморского ФСБ, был переведен в Москву и стал замом министра. Повышения и звания получили и многие следователи, которые фабриковали уголовные дела. Нынешний начальник следственного управления ФСБ Н. Олешко (тогда он был замом) долго не мог получить генеральское звание. Ему было сказано, что пока Моисеев не получит обвинительный приговор, он не получит генеральского звания. Пришлось обменять 4,5 года тюрьмы для Моисеева на звание для Олешко.
В последнее время обвинения ученых приобретают все больший экономический крен. Отвергаешь нашу крышу - получаешь уголовное дело. Таким, например, было дело директора Уфимского Института проблем сверхпластичности металлов РАН О.А. Кайбышева. Чекисты украли 1,5 млн. рублей институтских денег, а директору устроили 6 лет условно.
В ФСБ создана целая система, в которой любого можно обвинить в чем угодно и усадить за решетку. Для этого созданы целые кланы: муж в ФСБ, жена в суде. Папа в прокуратуре, дети - следователи ФСБ. Попробуй докажи, что ты не шпион, особенно, если еще есть и свои эксперты. А общество мужественно молчит.
По вине чекистов, прокуроров и судей и благодаря полному равнодушию общества двое талантливых ученых много лет гниют за колючей проволокой.
Напомним о трагических судьбах политических заключенных Игоря Вячеславовича Сутягина (15 лет строго режима) и Валентина Владимировича Данилова (13 лет строго режима). Они в свое время были обвинены в государственной измене (статья УК РФ 275). Читатели знают, что ФСБ для организации осуждения никогда никаких доказательств не требовалось. Все идет по тропе, проложенной еще ЧК и НКВД.
Один ныне хорошо известный чекист в свое время говорил своему подследственному: «мы же вас не бьем, а у нас в арсенале есть разные методы, поверьте». Охотно верим. И далее: «Вы же понимаете, что суд это простая формальность, на самом деле это мы всё решаем». Можно подтвердить, что и сегодня это совершенно точно соответствует словам генерала Черкесова, произнесенным им еще в советское время – суды лишь как могут (чаще всего крайне неуклюже) «оформляют» пожелания ФСБ.
В трагической судьбе Сутягина и Данилова прямо повинна наша государственная система. Она же упрямо отказывается признать ошибку или умысел представителей власти, хотя сегодня ни у кого, кто знаком с делами этих ученых, нет никаких сомнений в фабрикации обвинений. Сохраняя статус-кво, генералы – чекисты заботятся не о безопасности государства, а о своих погонах, которым, конечно же, не место на их плечах.
Заметим, что бывший сотрудник института США и Канады Игорь Сутягин не имел допуска и доступа к каким бы то ни было государственным секретам. Параллельно отмечу, что полковник ГРУ Сергей Скрипаль, сдавший всю известную ему европейскую агентуру получил 13 лет строгого режима. Итак, полковник спецслужб, который клялся в верности и преданности, давал соответствующие подписки и пр., получил меньше ученого, который никаких секретов не знал и потому не мог их продавать, да и подписок никаких никому не давал, да их у него и не требовали, так как с закрытой информацией его никогда не знакомили.
Как, уважаемые читатели, вам нравится такой результат деятельности гражданки Фемиды? Человек, переполненный секретами и клявшийся сложить голову за веру, царя и отечество получил меньше человека, который не знал и потому при всем желании не мог выдать тайну. Вот такая фемида наша басманная.
Я совсем не за то, чтобы Скрипалю дали больше. Я просто против трагического идиотизма нашей чекистской судебной системы. Да, вот еще один пример: сотрудники спецслужб - Игорь Вялков получил за шпионаж 10 лет, а Сергей Юрченко - 7 лет. Сравнили? Как-то нескладно все получается. Задать бы пару вопросиков авторам: зачем это вам, ребята? Откуда такая жестокость? Ну не годитесь вы в Шерлоки Холмсы. Давайте в бизнес. Впрочем, вы и там уже давно закрепились. Словом, куда не ткнешься – везде по неодворянину. Остается только один вопрос: а нам это надо?
Я хотел бы попросить читателей не слушать фантазеров и не верить чекистским телевизионным агиткам. Сутягин свой срок получил за цитирование опубликованных в СМИ высказываний высоких чиновников МО, различных КБ, да еще за собственные сугубо научные фантазии. На что, полагаю, ученый имел полное право.
Замечу здесь, что квазинаучный прогноз Игоря Сутягина оказался ошибочным, что не помешало обвинению признать его секретным(!?). Ну, просто стыдно такие умовыверты слушать. А каково тому, кто за это получил полтора десятка лет заключения? Плохо. Плохо должно быть и обществу, которое понимает, что группа негодяев гноит людей в тюрьмах ради… А вот ради чего, честное слово, не знаю. Десять лет занимаюсь шпионскими делами, но так и не смог понять за что, почему, зачем? Понять могу только в одном случае: если есть тайное решение уничтожить науку. Тогда чекисты правильно и грамотно делают эту работу.
Дела Олега Корабейничева и Олега и Игоря Мининых (Новосибирск), которых пытались обвинить в разглашении государственной тайны, закончившиеся полным провалом обвинения, подтверждают эту мысль. Но если задача противоположная, то все это похоже на военно-оперативный совет в психиатрической больнице. А общество молчит и молчит.
Заметим, что впервые, для предания делу большего веса в глазах обывателя, из трех категорий секретности («секретно», «совершенно секретно» и «особой важности», предусмотренных законом «О государственной тайне», для Сутягина выбрана была самая высокая степень секретности – «особой важности». Словом, дело пытаются представить так, будто Сутягин занимался не научными исследованиями с использованием открытых источников информации, а, как минимум, управлял разработкой стратегических планов ведения глобальных военных действий или, чего доброго, руководил работой действующих агентов ФСБ.
Между тем самые важные доводы в пользу полной невиновности Сутягина привели вовсе не правозащитники, а судья Калужского обл. суда ГУСЕВ А.А., который рассматривал дело Игоря Сутягина в первом процессе еще в 2001 г. За это ему большое спасибо. Он не нашел доказательств вины ни по одному пункту обвинения. О чем честно и написал в своем Определении. Вот наиболее часто употребляемая формула судьи Гусева в оценке обвинения Сутягина (цитата): «Какие конкретно сведения по этой теме, в каком объеме Сутягин собрал, хранил с целью передачи и передал Ш. Кидду, следователь ни в постановлении о привлечении Сутягина в качестве обвиняемого от 19.09.2000 г., ни в обвинительном заключении не указывает». И вот так фактически по всем пунктам обвинения.
Я, уважаемые читатели, не агрессивен, но, совершенно очевидно, что мы приехали в тупик и нужно менять составчик: от оперативников до следователей, включая тов. Олешко. Слава Богу, самого Николая Платоновича Патрушева уже из ЧК убрали. Похоже, это люди профессионально непригодные для работы в спецслужбах. Патрушев, от иллюзии полного благополучия в своем ведомстве, в конце концов занялся инспекцией колоний антарктических пингвинов. Не нашел я такой функции в законе о его ведомстве. Впрочем, ему на это наплевать.
Общество должно признать, что фабрикации и фальсификации, которыми регулярно занимается ФСБ, крайне опасны для страны. Ведь они характерны не только для «шпионских» дел, но отчетливо просматриваются и в делах иных. Когда–нибудь такая спецслужба, безусловно, подставит страну и высшую государственную власть под большие неприятности. Провальное вранье опасно всегда, но вранье спецслужб – прямая дорога к государственной катастрофе.
Что же касается дела Сутягина, то оно сфабриковано от «а» до «я» (здесь просто нет вопросов), но даже и это сделано на дошкольном уровне.
Судье Гусеву не хватило смелости достойно и цивилизованно завершить тот процесс 27 декабря 2001 года – вынести оправдательный приговор. Он отправил дело на дополнительное расследование (понятно, что вынести иное решение он был не властен), а Сутягина оставил за решеткой.
На заключительном этапе дело довершила известная судья Мосгорсуда Марина Комарова, к которой благодаря судье Гусеву дело попало уже в кастрированном варианте (33 из 38 пунктов обвинения были сняты самим обвинением). Вот такие большие профессионалы работают в ФСБ.
Читатели верят чекистам, которые меняют свои взгляды по 33 вопросам из 38? Я - нет. О том, что осталось в пяти пунктах обвинения смешно даже говорить. И за это 15 лет? Откуда такая жестокость?
Как минимум столько же должны получить инициаторы и те, кто сфабриковал дело и протащил его через суд. Мы (Общественный комитет защиты ученых) этого не требовали и не требуем. Но безбожно (они утверждают, что они верующие) и бесчеловечно на глазах всей страны (сегодня уже всей Европы) держать за решеткой невиновных людей в угоду чекистской шпане умственного призыва 1937 года. Скажу честно - это самая мягкая оценка.
Мне кажется, что 15 лет это месть за отказ сотрудничать и признать, в том числе и публично, правоту «талантливых» оперативников и следователей. До сих пор люди из ФСБ с горечью говорят о непризнании Сутягиным своей вины. Они так старались, а их публично опозорили, показав и доказав, что все дело Сутягина - плохо придуманная злобная сказка времен Ежова.
Наше общество молчит, а вот Европа забеспокоилась. Должен заметить, что еще не было прецедента, чтобы ПАСЕ дважды за один год (если точно, то в течение полугода) обращалась к каким-то конкретным делам. Дела Сутягина и Данилова рассматривались дважды (19 апреля и 2 октября) и дважды принимались совершенно справедливые резолюции с требованиями их освобождения из заключения. На их требования, как это принято у нашей власти, наплевали.
Теперь несколько строк по делу Валентина Данилова. Здесь тоже полный абсурд. Смею заметить, как и во всех иных делах, где ФСБ обвиняет ученых в шпионаже, разглашении государственной тайны, экспорте технологий двойного назначения и пр. Необходимо признать, что страна и государство находится в большой опасности, если его охраняет спецслужба, которая не может или не хочет (тогда это просто настоящая государственная измена в форме игнорирования своих служебных обязанностей) разобраться в элементарных вопросах.
Дело в том, что Данилов ничего не мог разгласить по определению: он написал всего лишь Техническое задание (ТЗ) на ПРЕДПОЛАГАЕМУЮ работу. Да написал еще и не по своей инициативе, а по поручению своего университета. И сразу попал в лапы чекистов. Спросите любого инженера, и он вам скажет, что ТЗ - не более чем декларация о намерениях. Итак, 13 лет только за намерения? Такого даже в СССР последнего периода уже не было.
Чекисты же трансформировали намерения в фактическое разглашение гостайны. Господи, ну дай же им хоть немного разума! Но, как говорят узкие, но весьма известные специалисты по проблеме, за которую был осужден Данилов, даже если бы все было сделано и передано заказчику (в Китае), то и тогда никаких секретов разглашено бы не было, так как к тому времени все материалы по проблеме уже давно были опубликованы в открытых источниках и за границей, и у нас. Не понимать это могли только люди лишенные элементарных знаний.
В 2004 г. у академика Юрия Рыжова прошел семинар по проблеме открытости материалов, которыми мог бы оперировать Валентин Данилов. Общая оценка специалистов – секретов в этой области давно не осталось. Вообще у защитников Данилова есть много заключений специалистов самой высокой профессиональной и моральной пробы, а у ФСБ лишь «оценки» физкультурников, строевых командиров да двух профессоров Бауманки (Сычева и Панина), которые вдруг оказались специалистами как в области гидродинамики в деле честнейшего человека проф. Анатолия Бабкина (его обвиняли в продаже США ракеты-торпеды «Шквал», которая почему-то на деле оказалась в Иране, а Бабкину дали 8 лет, но условно), так и в области физики космической плазмы в деле Валентина Данилова. Очень занятно! Закон же требует узкого специалиста! Так где же они были профессионалами? Твердо можно сказать лишь одно: ни в первой, ни во второй проблемах профессионалами они не были. Просто они любили чекистов, а чекисты любили их. Такая вот противоестественная коллективная любовь и привела к соучастию в «наезде» на ученых и осуждении невиновного. Ученые–стукачи топтали невиновных ученых с полным пониманием этого обстоятельства.
Между тем, несмотря на все усилия обвинения, Данилова в первом судебном процессе (2003 г.) оправдали. Тогда оправдательный приговор отменили и затеяли новый процесс. Вот тут уж чекисты слабины не дали (8 из 12 присяжных оказались прямо или косвенно связаны со спецслужбами), а дали 14 лет строго режима (2004 г.). Ощущение полной нереальности. Потом был ВС РФ, который благородно сократил срок на… один год. Вот тебе, Данилов, милость с царского стола!
Пройдя все возможные инстанции в стране, защитники уперлись в судейские тупики. Вот тогда вполне достойные люди, поняв полную безысходность и безнадежную жестокость чекистов, дважды обратились к главе государства с просьбой о милости – о помиловании Сутягина и Данилова. Об этой милости дважды просили главу государства и сами Сутягин и Данилов. За что и поплатились. Игорь Сутягин до сих пор сидит на строгих условиях содержания за нарушение дисциплины. Пакетом взысканий обзавелся тогда и Данилов.
Всем отказали. Им - чекистам, видите ли, нужно признание вины - покаяние. Но как можно признать то, что не существует по определению? Вот лубянскому генералитету покаяние необходимо. Но не дождемся, однако.
Помнится, предшественники Патрушева в другой стране пытались заставить одного ученого признать, что солнце обращается вокруг земли. С тех пор и тянется это безобразие. Неужели никто не может объяснить тов. Патрушеву, что солнце вертится не по указанию с Лубянки, а по законам небесной механики, которая, к счастью, до сих пор неподвластна чекистам. А ученые, ученые просто занимаются тем, что они знают и умеют, но с государственными тайнами они, конечно же, в карты не играют. В 99% случаев в отличие от чекистов это честные и ответственные люди.
Теперь дела Игоря Сутягина и Валентина Данилова ждут своего решения в Страсбурге. Замечу, что в последнее время появился странный туманный намек на то, что наши чекисты научились влиять на дела, представляющие для них интерес, и там. Так ли это - сказать трудно. Но считать себя ближе к опасности следует.
Ну, а внутри страны нужна политическая воля для исправления того безобразия, которое натворили отпущенные на свободную охоту безнадзорные чекисты. Председатель ВС РФ мог бы внести протест на решение своей же (ВС РФ) надзорной инстанции и восстановить законность. Это теоретически вполне реально. Судьи-то, отклонившие надзорные жалобы так и работают в ВС РФ. Может быть, и Страсбург тогда бы не потребовался. Но в любом случае нужно добиваться немедленного освобождения безвинно осужденных ученных.
Ну, на худой конец, можно вернуться и к помилованию. У нас на этот случай даже благодарственное письмо с подписями весьма известных и уважаемых людей было заготовлено.
Помнится, что даже участники попытки государственного переворота (ГКЧП) и те были отпущены на свободу по амнистии.
Государство отличается от самопровозглашенной преступной группировки тем, что в состоянии с помощью законов дать по рукам и пустой башке тем чиновникам, которые работают на свои собственные интересы и отправить их с помощью такого простого приема, как «под зад коленом» из спецслужб в общество полярников–любителей.
Ну не может и не должен квазипахан - держатель общака со всякими снадобьями и прочими средневековыми диковинками, диктовать обществу свою волю. А мы не должны покорно исполнять требования жестокого чекистского паханата.
Смешно, но заявления о больших достижениях чекистов всегда делают генералы ФСБ, а вот извинения (после полного провала обвинений в разглашении государственной тайны тремя докторами наук в Новосибирске) приносят старшие лейтенанты.
Следует признать, что ничего не меняется в чекистских рядах. В декабре на одиннадцать с половиной лет был осужден руководитель экспортной организации ЦНИИМАШ (головной НИИ по ракетным делам и космосу) Игорь Решетин, а его трое сотрудников осуждены на различные сроки лишения свободы за якобы экспорт технологий двойного назначения и различные экономические преступления (знаменитые «парашютные» статьи ФСБ), которые всегда подключаются к основному обвинению для большего унижения обвиняемых и спасения провалившихся следователей (если и не шпионы, то воры!).
Так что же делать обществу в условиях чекистского беспредела? Требовать безусловного реформирования ФСБ, удаления оттуда патрушевых и освобождения граждан, осужденных по сфабрикованным ФСБ уголовным делам. Мы обязаны добиться освобождения Игоря Вячеславовича Сутягина, Валентина Владимировича Данилова, Игоря Андреевича Решетина, Сергея Андреевича Визира, Михаила Михайловича Иванова, Александра Владимировича Рожкина из-за колючей проволоки.
22 мая группа общественных деятелей обратилась к президенту Д.А. Медведеву с просьбой о помиловании группы политических заключенных, куда входят и перечисленные выше ученые. Посмотрим на новую российскую власть с точки зрения честности, справедливости и гуманности. Дадим ей некоторое время на размышление.
А проделки ФСБ история будет помнить долго, как помнит она до сих пор дело Дрейфуса.

Эрнст Черный, ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых




Иногда лучше перестараться, чем – что либо недоделать. Шпионские процессы всегда покрыты завесой тайны и несут в себе куда больше информации, чем известно общественности и тем же самым экспертам-шпиономанам. Поэтому не стоит так категорично судить и уж тем более выносить обвинения в фабрикации уголовных дел нашим чекистам.