Previous Entry Share Next Entry
Россия и сирийский «Сталинград»: США не готовы к совместной борьбе с общим врагом
Обзор
newsmen_lj


Террористическая группировка ДАИШ (ИГ, ИГИЛ) перешла в оборону, контролируемые ею территории в Ираке и Сирии продолжают неуклонно сужаться. С такими выкладками на недавней пресс-конференции в иорданском Аммане выступил спецпредставитель президента США в коалиции по борьбе с ДАИШ Бретт Макгерк.
Оптимистичность комментариев высокопоставленного американского дипломата не нашла понимания в вашингтонских аналитических кругах, склоняющихся к оценкам Пентагона и разведсообщества США по поводу прогресса в войне с «халифатом». Последний потерпел ряд чувствительных поражений в Ираке и Сирии, однако продолжает обладать потенциалом ведения наступательных действий, не говоря уже о накопленных террористами ресурсах оказания ожесточённого сопротивления в ходе хорошо спланированных оборонительных операций.
В иракской провинции Анбар на отрезке апрель — май боевики ДАИШ выбиты из двух сравнительно крупных населённых пунктов — городов Хит и Рутба. Идёт замедленное, но продвижение на Мосул в северной провинции Найнава. Однако в ранее установленный иракским правительством график освобождения Мосула — до конца этого года — силы антиджихадистской коалиции явно не укладываются.
Спустя три месяца после освобождения иракского города Рамади (административный центр провинции Анбар) ДАИШ начало наступление с целью его нового захвата. С середины мая крупные силы боевиков практически ежедневно атакуют армейские блокпосты на подступах к Рамади.
В Сирии движение вперёд местных проамериканских сил по направлению к Ракке, столице «халифата», практически не наблюдается. За исключением очищенного от ДАИШ города Аш-Шаддади в провинции Хасаке, курдам Сирии и их партнёрам по «Сирийским демократическим силам» (SDF) в свой актив в последнее время занести особо нечего.
Трезвый взгляд на контртеррористические фронты Ирака и Сирии после принятых решений об усилении военного присутствия США «на земле» поступил от главы американского разведсообщества. За несколько дней до бравых речей спецпредставителя Барака Обамы, директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер в опубликованном 10 мая интервью газете The Washington Post признал неутешительную реальность. По его словам, у администрации Белого дома, Пентагона, ЦРУ и других разведслужб США нет ответа на решение ближневосточной проблемы терроризма. Её основные «драйверы» — значительную часть населения региона составляют агрессивно настроенные по отношению к местным политическим режимам молодые мужчины, неконтролируемые властями территории, непозволительно высокая степень социально-экономических диспропорций и доступность оружия — не уйдут из региона ещё в течение долгого времени. Таков вердикт главы Нацразведки США, как бы неискушённые в военной и другой «полевой» рутине американские дипломаты не ухищрялись выпячивать успехи в борьбе с ДАИШ.
Заключительная мысль Клэппера достойна особого внимания. Согласно ей, даже после того, как ДАИШ будет побеждена в Ираке и Сирии, проблема терроризма в Ближневосточном регионе сохранится. В течение долгого времени мы будем непрерывно подавлять «Исламское государство» и другие террористические организации, предупредил глава Нацразведки США.
Точку зрения вашингтонских «силовиков» разделяют их ближайшие союзники на Ближнем Востоке, находящиеся на переднем крае борьбы с ДАИШ. Так, на встрече с военной делегацией из Великобритании во главе с генерал-лейтенантом Томом Бекеттом, спецпредставителем британского премьер-министра, 18 мая глава Совета безопасности Иракского Курдистана Масрур Барзани заявил, что международная коалиция «выигрывает битву, но не войну, потому что коренные причины этого конфликта остаются без изменений».
Ведущие знатоки Ближнего Востока в аналитических центрах США не замедлили выразить своё критическое отношение не только к завышенным оценкам представителей американской администрации. По мнению Энтони Кордесмана из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, Белый дом до сих пор так и не выработал комплексной стратегии борьбы с ДАИШ (1).
Аналитик Кордесман предупреждает, что к ДАИШ нельзя относиться как к иррациональной силе. Начиная идеологией и заканчивая составлением планов боевых операций — всё в этой террористической организации пронизано трезвым расчётом. В эту рациональность «халифата» укладывается и последняя волна терактов, накрывшая иракскую столицу и прилегающие к Багдаду населённые пункты. Боевики действуют и в симметричном режиме противостояния своим врагам на театрах военных действий, и с помощью асимметричных методов (прежде всего, подрывы смертников в людных местах) подавления воли противника.
Периодические решения администрации Обамы об уплотнении военного присутствия в Ираке и Сирии новыми подразделениями спецназначения ВС США происходят в инерционном режиме, к тому же сопровождаясь постоянной оговоркой о главной миссии таких групп. Ею называется обучение и поддержка местных сил, а не прямое участие в боях с ДАИШ. Из дислоцированных в Ираке около 4500 солдат и офицеров ВС США менее 5% привлечены к проведению боевых рейдов. Остальные 95% задействованы в небоевых операциях, пребывая в регионе в качестве военных наставников местных сил сопротивления ДАИШ или технического персонала, обслуживающего военную технику.
США продолжают большей частью «зависать» над борьбой с ДАИШ «на земле», но даже в деле нанесения интенсивных авиаударов по позициям террористов в Ираке и Сирии с их стороны не наблюдается полной концентрации усилий. Доходит до откровенного сдерживания коалиции SDF от решительного наступления на сирийскую Ракку или иракских войск на Мосул, что объясняется необходимостью «накопления достаточных сил». Так, командующий операциями США против ДАИШ в Ираке и Сирии генерал Шон Макфарланд недавно объяснил подобную тактику нежелательностью достижения «хрупких побед» над террористами.
Подтекстом многих экспертных оценок, поступающих из Вашингтона, проходит мысль о неготовности США в форсированном порядке добиться перелома в войне с ДАИШ. Дело принимает затяжной характер, союзники американцев в регионе всё больше выражают недовольство в связи с отсутствием у военной сверхдержавы концентрации воли и сил на максимально ускоренный во времени разгром «халифата».
Выходом из намечающегося тупика, когда у США нет полноценной стратегии и самого желания включиться в борьбу с ДАИШ на полную мощность, а партнёры на земле не в состоянии добиться перелома, могла бы стать совместная операция России и США в Сирии.
В этой арабской республике есть чёткая зона присутствия боевиков ДАИШ, не наслаивающаяся на районы контроля тех повстанческих группировок, которые американцы предпочитают именовать «умеренными». Это провинции Хомс и Дейр-эз-Зор, где российское военное присутствие в качестве внешней сирийскому конфликту силы признаётся американцами фактически доминирующим. В районе Тадмора (Пальмиры) замечена концентрация российской группировки в комплексном, наземно-воздушном режиме. В регионе действуют боевые группы сил спецназначения ВС России, сюда, на аэродромы «Шайрат» и «Эт-Тияс» (2), переброшен достаточно мощный ударный кулак армейской авиации ВКС РФ.
После освобождения Пальмиры боевики ДАИШ не потеряли потенциал к ведению наступательных операций. Напротив, с их стороны ощущается последовательное нарастание активности не только на отдалённых подступах к древнему городу (террористы установили контроль над крупнейшим газовым месторождением Сирии «Шайер»), но и в 10−15 километровой зоне от Тадмора. Во многом это удаётся джихадистам за счёт большой мобильности их формирований, отлаженной системе переброски групп боевиков из Дейр-эз-Зора в соседнюю провинцию и обратно.
Ситуация в городе Дейр-эз-Зор для держащих здесь оборону частей сирийской армии военными экспертами оценивается как критическая. Фактически административный центр восточной провинции САР ещё с лета 2012 года перешёл на осадное положение. Попытки правительственных войск расширить зону контроля на предместья Дейр-эз-Зора не увенчались успехом, хотя ещё в октябре 2013 года в город были переброшены подразделения элитной Республиканской гвардии ВС Сирии под командованием генерала Исама Захреддина.
Падение Дейр-эз-Зора, вероятность чего сохраняется даже при активной воздушной поддержке обороняющегося гарнизона со стороны ВКС РФ, осложнит оперативную ситуацию на фронтах не только для российской группировки. Под Дейр-эр-Зором боевики ДАИШ стянули крупные силы, которые отвлечены от операций в провинции Ракка, где готовится масштабное наступление коалиции SDF.
Смещение «центра тяжести» российской группировки с базы «Хмеймим» в Латакии на опорные пункты в провинции Хомс не в последнюю очередь преследует целью удержание Дейр-эз-Зора любой ценой. Российская авиация наносит удары по скоплениям террористов в районе Хувейджах Сакр и посёлка Мириях, прилегающих к городу, в котором, по разным оценкам, остаётся до 100 тыс. гражданского населения. На этом участке фронта ДАИШ сконцентрировало основные силы для ведения наступательных операций. Между тем, удары хотя и причинили боевикам значительный урон, однако им удалось просочиться в дейр-эз-зоровский район Аль-Синаах и в промышленную зону города.
В эти дни Дейр-эз-Зор переживает один из самых тяжёлых периодов за все пять лет гражданской войны в Сирии. Потерпев поражение под Пальмирой, ДАИШ пытается ответить яростным штурмом города. Дейр-эз-Зор стали называть сирийским «Сталинградом», военный успех в котором может открыть дорогу к серии стратегических поражений ДАИШ в Ракке и иракском Мосуле.
Объединение усилий России и США по защите Дейр-эз-Зора напрашивается, и об этом пишут вашингтонские аналитики, проводя ещё одну символическую параллель с событиями Второй мировой войны. Город мог бы стать «ближневосточным Торгау» (3), здесь могла бы произойти встреча «русских и американцев на Эльбе», объедини Россия и США усилия в разгроме ДАИШ на востоке Сирии.
Но смелые предположения экспертов, выдвигаемые из столицы США, разбиваются об стену категорического неприятия тамошними политиками любой возможности наладить с Россией тесный военный диалог с выходом на совместные контртеррористические операции. Поступившее 20 мая из Москвы предложение о взаимодействии военных двух держав в Сирии, было отклонено Вашингтоном в тот же день. Представители Пентагона сослались на то, что якобы «проводимые Россией операции направлены на сохранение режима Башара Асада», в то время как США, видишь ли, «сконцентрированы исключительно на том, чтобы ослабить ДАИШ и нанести ему поражение».
Подобная аргументация ошибочна по своей сути. Но даже если в ней и есть некое рациональное зерно, то острота момента требует отбросить в сторону политическое кокетство и ответить позитивно на предложение России. Увы, американские военные сочли для себя зазорным развернуть совместную с российскими коллегами операцию в Сирии.
Всё это лишь усиливает ощущение нахождения американской администрации в глубокой стратегической прострации на сирийском и иракском направлениях противостояния «халифату». Пентагон относится критически к оптимизму Госдепа, разведслужбы США признаются, что у них нет «рецепта» излечения Ближнего Востока от террористического недуга, и при этом все дружно открещиваются от сотрудничества с Россией, которая бьёт по террористам в центре и востоке Сирии практически в одиночку.
Если Дейр-эз-Зор героически держится исключительно в силу нахождения там правительственных войск, сдерживающих одну волну боевиков ДАИШ за другой, как можно отказываться от совместных операций с Россией, дабы удержать сирийский «Сталинград»? Бойцы Башара Асада упорной обороной Дейр-эз-Зора спасают, в том числе и жизни американских спецназовцев в Сирии, которые числом около 250 сосредоточены в северо-восточной провинции Хасаке и на которых незамедлительно обрушится волна боевиков ДАИШ, если они подавят правительственный очаг сопротивления на востоке страны.
По всей видимости, обамовская администрация уже откровенно досиживает свой срок, не утруждая себя ни составлением стратегии борьбы с ДАИШ, ни предпринятием решительных шагов по объединению сил с Россией в войне с общим врагом. Прятать за спиной обе конечности в ответ на протянутую Кремлём руку партнёрства — худший выбор Белого дома на одном из примечательных этапов всей его неубедительной военной кампании против ДАИШ.
(1) Anthony H. Cordesman, US Strategy and the War in Iraq and Syria // CSIS, May 13, 2016.
(2) «Шайрат» — военный аэродром, расположенный в 38 км к юго-востоку от города Хомс. «Эт-Тияс» (Т-4) аэродром сирийских ВВС, расположен в 4 км на юго-запад от населённого пункта Тияс, между городами Хомс и Тадмор (Пальмира).
(3) Fabrice Balanche, The Battle for Deir al-Zour: A US — Russian Bridge against the Islamic State? // The Washington Institute for Near East Policy, May 11, 2016.

Ближневосточная редакция EADaily.



Posts from This Journal by “Сирия” Tag


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account