Previous Entry Share Next Entry
Who is мистер Трамп? (II)
Обзор
newsmen_lj


В интервью по проблемам международной политики, данном Трампом всему редакторскому бюро столичной Washington Post (WP), единственный кандидат в президенты США от республиканской партии развил свои идеи и чётче обозначил отстаиваемые им позиции.

Первым же вопросом стала просьба рассказать о внешнеполитической команде кандидата. Трамп и здесь был верен себе, назвав среди её членов генерального инспектора Министерства обороны в отставке Джо Щмитца и генерал-лейтенанта Кейта Келлогга. И опять - никого из известных экспертов. Он как будто нарочно продолжает дразнить их, не приглашая в свою команду. По-видимому, Трамп демонстрирует, что он и впрямь является собственным главным внешнеполитическим советником. Это рискованно, но многим рядовым избирателям нравится. Так, значит, генералы для него полезнее, чем многолетние «нашептыватели» из университетов Лиги плюща? У силовиков, считающих себя ничуть не менее компетентными, чем представители академического сообщества, это не может не вызывать симпатии.

Вообще связь Трампа с генералитетом США многих настораживает. По некоторым оценкам, в армии его поддерживают до двух третей высших офицеров. Вроде не ястреб, говорит вполне миролюбиво, с чего бы это? Дело в том, что Пентагон уже давно не в восторге от действительно «непредсказуемых» войн, в которые его постоянно вовлекают. Военные всегда хотят видеть чёткие цели и задачи, а не погружаться без конца в «зыбкие болота» по типу вьетнамского или иракского. В этой среде главную проблему национальной безопасности на глобальном уровне видят, прежде всего, в наметившемся застое в развитии новых военных технологий. В этом смысле Трамп как деловой человек представляется им более способным понять их потребности и не распылять ресурсы на решение надуманных задач. Для России подобная переориентация американской стратегии, в общем-то, не сулит ничего особенно хорошего, заставляя ещё больше внимания уделять состоянию своего ОПК, но всё же это далеко не «балансирование на грани войны».

В дополнение к тезисам, высказанным им в интервью для New York Times, из беседы в WP следовало бы, пожалуй, выделить ответ Трампа на вопрос, готов ли он следовать курсом Рональда Рейгана, к которому не раз высказывал свои симпатии, в деле «продвижения демократии и свободы в мире». Ответ однозначный: с тех пор мир изменился и эта стратегия больше не работает. Изменилась и сама Америка, которая сидит на огромном «долговом пузыре». Поэтому «государственным строительством надо заниматься в собственной стране», а не за рубежом. Как едко заметил Трамп, американцы перестраивают по три раза одну и ту же школу в Ираке, которую постоянно взрывают террористы, но не могут построить школу в Бруклине.

Приписываемое Трампу намерение подорвать отношения США с союзниками, в том числе по Североатлантическому договору, он перевёл на чисто деловую основу чрезмерных расходов Америки по сравнению со всеми другими близкими ей странами. Американцы, по его словам, тратят сотни миллиардов долларов на поддержку таких стран, как Германия, Япония, Южная Корея, Саудовская Аравия, которые в теории богаче Соединенных Штатов с точки зрения имеющихся у них накоплений. «Больше так продолжаться не может». Неудивительно, что Трамп столь непопулярен в странах G7.

В обоих интервью Трамп порой был излишне многословен, сбивался с мысли, но нить всё же не терял и удар держал. Беспристрастное прочтение его высказываний показывает, что никаким мальчиком для битья перед маститыми репортерами-международниками Трамп не выглядел и практически не попался ни в одну расставленную ими ловушку. Однако их это, судя по всему, только раззадорило. Вывод журналистов всё равно негативный: «Трамп – катастрофа». Редкий случай: уже после публикации некоторые участники бесед посчитали необходимым на страницах своих газет дополнительно «откреститься» от Трампа. Однако это, скорее, диагноз не ему, а современной журналистике, где все оценки формулируются заранее. Помнится, в своё время о «журналистской катастрофе» говорил даже Б. Ельцин, изрядно рассмешив при этом Б. Клинтона. Однако читатели и сами делают выводы из того, как и о чём спрашивали Трампа и как он отвечал. Видимо, это веление времени – больше внимания к источникам и меньше к комментариям. Дональд Трам и эксперты просто говорят на разных языках: Трамп – по сути, а те на основе клише. Большинство из этих экспертов идеологически индоктринированы, в то время как Трамп подходит к внешней политике строго прагматически, через призму экономики. В этом отношении он выглядит гораздо компетентнее тех, кто так неосторожно смотрят на него свысока.

Анализ пространных интервью, а не вырванных из контекста отдельных фраз показывает, что «не так прост Трамп, как его малюют». Его подход к внешней политике достаточно последователен и органичен: тщательный учёт подлинных, а не вымышленных интересов Америки по всем проблемам; экономика - на первом месте во всём; величие на основе внутренних успехов, а не угодливых дифирамбов со стороны зависимых государств-клиентов. В классических категориях его взгляды можно отнести к школе реализма с уклоном в сторону внешнеэкономического меркантилизма, что для крупного предпринимателя может показаться не совсем обычным. Однако если учесть, что он всё же не банкир, а девелопер, привыкший договариваться с сильными мира сего, включая глав государств, в прямых контактах, то, в общем, ничего удивительного. Трамп может нравиться или нет, но назвать его некомпетентным или примитивным может только человек недобросовестный. Это всё-таки очень своеобразная и думающая личность. Он действительно не «гладкий и пушистый», и некоторые его высказывания едва ли выдерживают проверку на политкорректность, но важно различать, где эпатаж и расчёт на публику, которые легко устраняются, что республиканский кандидат уже наглядно демонстрирует, а где - продуманное мировоззрение, которое остаётся неизменным. Либеральная печать ему в таковом отказывает вовсе, но это опять-таки её проблемы. Мировоззрение у Дональда Трампа есть, и прочитывается оно довольно ясно. Было бы желание прочитать.

Что касается России, то Трамп, безусловно, оказался бы для неё не самым лёгким партнёром. В народе про таких говорят: «Мягко стелет, да жёстко спать». То, что Трамп когда-то хвалил, например, В. В. Путина, конечно, ещё ничего не значит. Это тоже приём. В 2012 году, посетив Грузию, Трамп заявил, что «Михаил Саакашвили - один из величайших мировых лидеров современности», и это всего за пару месяцев до отставки последнего. Настораживают его симпатии к Рональду Рейгану, но следует всё же помнить, что при этом президенте между СССР и США были заключены многие важные соглашения. А курс на тотальный демонтаж Советского Союза взял куда более миролюбивый на словах, но подрывной на деле Джордж Буш-старший, постигавший науку подрывной работы ещё на посту директора ЦРУ. В отношении В. В. Путина, кстати, Трамп уже отрицает, что когда-либо хвалил его, а говорит, что лишь считает его «сильным лидером, чего никто не может отрицать». В последнем интервью, данном Трампом агентству Рейтер 16 мая, он уже безапелляционно заявил, что «сказанные о нем Путиным хорошие слова на переговорах последнему нисколько не помогут», а также критически отозвался о действиях России на Востоке Украины. Кто бы сомневался. Важно то, что и при этой корректировке, продиктованной интересами предвыборной борьбы, Трамп в своих заявлениях по-прежнему выражает уверенность в том, что сможет построить хорошие отношения с Москвой. И это главное.

Трамп, наверно, был бы действительно «непредсказуем» в тактике, как он и обещает, но свою стратегию он не скрывает. Она как раз вполне предсказуема и, если ему удастся реализовать её на деле, достаточно конструктивна. С ним можно договариваться. Например, Трамп уже до такой степени заангажировался перед избирателями в отношении будущей победы над ИГ, что совершенно очевидно – здесь перспективы его сотрудничества с Россией достаточно обнадеживающие, поскольку без России обещанный Трампом результат вряд ли достижим. Решив совместно эту проблему, Америке и России, возможно, удастся найти взаимоприемлемые развязки и по другим животрепещущим темам.

Кроме того, рассуждающий о современном мироустройстве главным образом в терминах глобальной экономики Трамп видит стержень будущего мирового противостояния в конкуренции между Вашингтоном и Пекином, а не Вашингтоном и Москвой. Прагматизм делового человека заставляет, видимо, его не выдвигать в этих условиях на первый план задачу дальнейшего отчуждения ещё и России. Впрочем, «зацикленность» Трампа на Китае также не носит милитаристский характер, он собирается состязаться с ним в той области, где в принципе вполне возможно обойтись и мирными средствами.

Дмитрий Минин

По материалам fondsk.ru


Posts from This Journal by “Трамп” Tag


?

Log in

No account? Create an account