Previous Entry Share Next Entry
Проект TAP как нематериальный актив
Обзор
newsmen_lj


Прошедшая в Салониках торжественная церемония начала строительства Трансадриатического газопровода (TAP), спланированного для осуществления поставок азербайджанского газа в Италию через Грецию и Албанию, напомнила о событиях без малого трехлетней давности, когда в июне 2013 года Еврокомиссия официально объявила о закрытии своего самого амбициозного газового проекта Nabucco и предложила считать новым приоритетом проект TAP. В качестве одной из причин прекращения работ по строительству Nabucco были названы проблемы с заполнением этой трубы, поскольку запасы месторождения Шах-Дениз в Азербайджане и контракты азербайджанской стороны с Россией делали невозможным обеспечить поставки 30 млрд кубометров природного газа в год.

С тех пор ситуация на европейских газовых рынках, конечно, изменилась. Ныне акционерами проекта TAP выступают компании BP (Великобритания), SOCAR (Азербайджан), Snam (Италия), Fluxys (Бельгия), Enagas (Испания) и Axpo (Швейцария). Однако все эти изменения не говорят в пользу эффективности или хотя бы окупаемости TAP как преемника Nabucco, хотя проектная мощность нового газопровода составляет не 30, а всего 10 млрд кубометров в год.

Во-первых, существенно возросли поставки на европейский рынок российского газа. В 2014 году совокупные объемы продаж «Газпромом» в дальнее зарубежье природного газа составили 159,4 млрд кубометров. Его крупнейшими покупателями традиционно являются Германия, Турция и Италия. В частности, в Италию было поставлено 21,7 млрд кубометров газа – в два с лишним раза больше того, что планируется к 2020 году начать поставлять итальянцам по газопроводу TAP.

Во-вторых, этой весной на европейский рынок стал поступать СПГ из США. И хотя его объемы и цены, по крайней мере в ближайшие годы, не позволят вытеснить уже законтрактованный российский газ, подорвать финансово-экономическую эффективность новых проектов (таких как TAP) американский СПГ вполне способен.

В-третьих, у преемника Nabucco имеются прямые региональные конкуренты и в линейке трубопроводных проектов. В их числе возрождаемый проект ITGI Poseidon, нацеленный опять-таки на транспортировку природного газа в Италию. «Меморандум о взаимопонимании в отношении поставок природного газа из России по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и из Греции в Италию» в феврале сего года подписали председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер, главный исполнительный директор Edison SpA Марк Бенайун и главный исполнительный директор DEPA SA Теодорос Китсакос. «Потенциальный проект нового маршрута поставок, реализация которого будет осуществлена при полном соблюдении законодательства ЕС, повысит надежность газоснабжения Италии, а также упрочит ее роль в качестве крупного газового хаба Южной Европы, что соответствует целям Национальной энергетической стратегии», - подчеркнул Марк Бенайун. При этом и ITGI Poseidon, и TAP могут рассматриваться как составные части так называемого Южного газового коридора из Турции через Грецию в Италию.

Проект ITGI Poseidon - «удар для компании Snam, которая как акционер TAP будет подвергаться прямому давлению со стороны конкурирующих перевозчиков газа», - справедливо отмечает в этой связи итальянское издание Il Foglio.

И наконец самое, может быть, главное. Проект TAP уже сейчас – до начала строительных работ – приобрел геополитическое измерение, какого не имел даже Nabucco. Еврокомиссия продолжает рассматривать газопроводные маршруты как средство выдавливания России с европейских энергетических рынков. Однако в случае с TAP возникает не менее сильное давление уже на самих европейцев со стороны Турции. В сложившейся ситуации Эрдоган пытается использовать возникшую возможность замкнуть на Турцию все европейские энергетические проекты с тем, чтобы использовать их для ещё более сильного давления на Европу, чем в случае с проблемой беженцев. Ещё в конце 2015 года Анкара заявила о намерении объединить в единое инфраструктурное целое TAP и TANAP (Трансанатолийский газопровод). В этом случае суммарная мощность объединенной системы составила бы 26 млрд кубометров газа в год, и вся она была бы замкнута на месторождения Азербайджана и трубопроводы через Турцию. Конкретные договорённости по проекту TANAP были достигнуты Анкарой и Баку в декабре 2015 года – на пике кризиса в российско-турецких отношениях и за несколько месяцев до заключения Анкарой договоренностей по мигрантам с Евросоюзом, а также будто бы спонтанной эскалации конфликта в Нагорном Карабахе.

Какая же расстановка сил вырисовывается? С одной стороны – Россия, поставляющая в Европу порядка трети закупаемого европейцами газа. С другой – Турция и Азербайджан, небезуспешно пытающиеся заставить Еврокомиссию поддержать и профинансировать выгодные им проекты. Плюс США, играющие на противоречиях России и Европы, чтобы пристроить на европейские рынки свой СПГ. Ещё одна сохраняющаяся линия противостояния – греко-турецкие геополитические противоречия, которые вряд ли удастся сгладить газовыми проектами.

«Игры с трубопроводами в Европе бесконечны», - констатирует The National Interest и заключает: «Трубопроводы больше не означают сталь и молекулы газа - теперь они являются воплощением гордости, безопасности и зависимости. Короче говоря, они стали частью нематериальных активов, управлять которыми или принимать решения в отношении которых зачастую невозможно».

К проекту TAP это подходит как нельзя более точно.

Петр Искендеров

По материалам fondsk.ru


Posts from This Journal by “США” Tag


?

Log in

No account? Create an account