Previous Entry Share Next Entry
Нравственный дефолт: Верховная Рада реформирует «глобус» Украины
Обзор
newsmen_lj


19 мая киевская власть сделала ещё один шаг, отдаляющий Украину от УССР, но приближающий её к политическому и нравственному (да и финансовому также) дефолту.
Парламент, проигнорировав приказ Виктории Нуланд о принятии законов по минским соглашениям, занялся более приятным для себя делом. Поскольку правительство не заваливает нардепов реформаторскими идеями и продолжает просто тупо поднимать тарифы и цены, то «слугам народа» ничего больше и не остаётся, как в отсутствие хлеба потчевать электорат зрелищами.
Автор «рацпредложения» о смене топонимов Андрей Денисенко зуб даёт, что жители Днепропетровска полностью одобряют переименование своего города (видимо, так оно и есть — не может же депутат врать!). «Они очень хотят жить в европейском городе, без шлейфа коммунизма в его названии. Вполне логично, что город на Днепре будет Днепром (согласно этой „железной“ логике, и Киев надо переименовать в Днепр — авт.). Что касается названия области, то пока всё будет без изменений. Ведь названия областей зафиксированы в Конституции, и достаточно сложно внести правки в Основной закон… Я лично считаю, что область должна носить название Сичеславская».
А «главный патриот Украины — директор «института национальной памяти» Владимир Вятрович как всегда категоричен: никакого «Днепр», только «Днипро»! «Абсолютно не вижу потребности переводить название города, — сказал горе-историк. — Мы же не переводим Нью-Йорк как Новый Йорк». Но чего же вы пишете по-украински Нимеччина, а не Дойчланд, например?
Правда, не все украинцы ещё прониклись расово правильной психологией, и пока что пытаются спорить с «гуру» Вятровичем. Так, доцент университета им. Гончара Ольга Шаф хотя и поддерживает официальную точку зрения: «По правилам (каким?!? — авт.) в русском языке сохраняется звучание украинского названия Днипро». Но тут же и делает 2 шага назад: «В нашем русскоязычном (да, именно русскоязычном! — авт.) городе устоялась многолетняя традиция названия Днепр».
Своё суждение иметь осмелился и старший научный сотрудник института украинского языка НАН Святослав Вербич: «Вятрович не может устанавливать и менять правила языка. На украинском языке будет Днипро, на русском — Днепр, поскольку при переводе с украинского на русский язык в именах собственных мы используем не транскрипцию, а транслитерацию».
Кстати, о глупостях украинской официальной транслитерации можно было бы не одну диссертацию написать. Например о том, как Олег (Oleg), по мнению филологов типа Вятровича, превращается в Оле (Oleh), а Георгий (George) — в какого-то Хорька (Heorhe). Впрочем, вернёмся к нашим баранам.
«Все переименования должны осуществляться с учётом общественного мнения жителей тех территорий, которые переименовываются. Зачем в наших условиях вносить дополнительное общественное раздражение? Люди и так имеют довольно низкое доверие к власти, уровень которого становится всё более отрицательным, и таким путём можно навредить в общем-то правильной идее декоммунизации», — начал за здравие гендиректор киевского института социологии Владимир Паниотто.
Но далее у него получилось всё же за упокой. «Декоммунизация у нас запоздала лет на 25. Готовность к ней была довольно высокой в 1991. А потом в связи с экономическими проблемами и ростом бедности до 52% к 2000 это воодушевление пошло на спад. Понадобились многие годы и социальные потрясения, угроза потери суверенитета для того, чтобы в обществе снова возрос уровень патриотизма и запрос на декоммунизацию. Но даже теперь, как видим, на этот запрос власть отвечает очень грубо. Переименовывать город без принципиального согласия местной общины — неправильно и вредно. Вредно, потому что это вносит дополнительный негатив в общество и в итоге мешает проведению реформ (каких?!? По уничтожению памятников и бумагомаранию? — авт.). Так как для реформ необходимо доверие граждан к власти и участие в процессе».
Политолог Андрей Золотарёв и вовсе перешёл на медицинские термины: «Днепропетровску сделали обрезание. Я негативно отношусь к практике переименований, потому что когда нет иных социальных или экономических успехов у власти, она занимается созданием иллюзии жизни по-новому через смену вывески, переименования и другую бутафорию. Право на такие вещи есть только у людей, у которых есть видение будущего и которое способны это будущее построить. А эти же пока кроме откровенного социального геноцида и мародёрства (я имею в виду коррупцию во время войны), ничем не заняты».
Насколько гуманно менять название города, если 80−90% его жителей (по данным исследования Центра Разумкова) считают это нецелесообразным? Понятно, что и в Европе, частью которой наивно-необоснованно считает себя часть украинцев, не особо считаются с общественным мнением. Примером тому массовые выступления немцев против «открытых дверей» мамы Анжелы и антисоциальных законов французского премьера. Но украинская власть ведёт себя ну совсем нецивилизованно, в духе так ненавидимых ею большевиков.
«Украина — страна неограниченных возможностей, в ней возможно всё, — продолжает Золотарёв. — Если у следующей власти тоже ресурсов произвести впечатление будет немного, то они, вероятнее всего, будут зарабатывать баллы посадкой предшественников и обратным переименованием населённых пунктов. Я лично упорно буду называть родной город Днепропетровском, но не буду обижаться и на тех, кто будет называть его Днипром».
Историк Евгений Магда справедливо полагает, что это вопрос политической целесообразности: «У нас декоммунизация оказалась в политическом тренде, и потому её используют как заменитель других более реальных реформ. Проголосовать за декоммунизацию и изменения названия Днепропетровска на Днипро парламенту, к сожалению легче, чем за экономические законы (несмотря на прямые указания госдепа и МВФ — авт.). Проблема в том, что города и населённые пункты, которые надо переименовать, скоро закончатся, и памятников Ленину практически не осталось. Потому хотелось бы, чтобы наш парламент более эффективно подходил к вопросу имитации собственной бурной деятельности».
«Киевские власти всей этой кампанией «декоммунизации» демонстрируют свой идиотизм и абсолютно наплевательское отношение к мнению народа. В том же Днепропетровске более 90% жителей категорически против переименования, — комментирует политолог Александр Дудчак. — Тратить колоссальные средства на переименование улиц и городов в условиях катастрофического обнищания населения и разрушения экономики могут только те, кто умышленно стремится уничтожить остатки Украины. Если население неспособно или не имеет возможности дать организованный отпор, то оно может устроить хотя бы тихий саботаж — не стоит торопиться менять свои документы ради внесения изменений в данные паспорта. Власть клинических идиотов не может быть продолжительной. Такое впечатление, что кроме распила средств, выделенных на переименования, они поставили себе задачу создать как можно больше проблем тем, кто будет восстанавливать разрушенное хозяйство страны, после ухода «реформаторов"-шизофреников».

Руслан Веснянко, специально для EADaily.




Posts from This Journal by “Украина” Tag


?

Log in

No account? Create an account